Заложники особого статуса в Севастополе. Часть 1-я: приходится возвращаться к «забытой» теме


16634
 

Наверное, лет двадцать назад (или чуть больше), я написал материал под названием «Заложники особого статуса».  Речь в нём шла о специфике тогдашней жизни и службы в Севастополе моряков-черноморцев, до проблем которых в разных московских  властных коридорах, по большому счёту, не было никакого дела.

В сущности, в тот момент это людей служивых не очень-то удивляло. Увы, но с момента пика-заката ставшей пресловутой «перестройки» они повидали всякое. «Государевых людей» пинали все и по любому поводу, начиная от шельмования после приземления Руста на Красной площади, позорного вывода-бегства из ещё недавно «братских стран социализма» и умывания собственной кровью в «родной» Чечне. Но тогда, в середине 90-х, «человека в погонах» многое настолько достало, что кто-то (уж не помню, кто), осмелившись в бывшем Главпуре – Главном управлении воспитательной работы, даже прислал в военные СМИ телеграмму с рекомендацией ввести актуальную рубрику: «Так жить нельзя». Правда, рекомендация сия просуществовала недолго – опять же, «наверху», поняли: публикация на постоянной основе подобного рода материалов в военных СМИ чревата непредсказуемыми последствиями.

На тот момент многие ведомственные газеты и журналы Министерства обороны, как говорится, приказали долго жить, но черноморский «Флаг Родины» остался. Более того, в силу начавшегося флотораздела и актуализации темы особого статуса Севастополя он приобрёл особые роль и звучание, выйдя за довольно узкие рамки исключительно флотской газеты. С учётом того, что «Флажок», в отличие от других военных изданий, свободно распространялся по подписке и в розницу, он фактически приобрёл статус общественно-политического издания, востребованного не только моряками. Флотская газета, начиная со времён командовавшего флотом адмирала Касатонова, явившегося инициатором и организатором борьбы за сохранение Черноморского флота для России, стала как орудием и средством отстаивания державных интересов, так и интересов черноморцев, их семей, ветеранов флота. А, по большому счёту, что убедительно доказало время, интересов всех севастопольцев, крымчан, россиян-соотечественников, для которых Россия – это Матушка, а Родина – понятие непреходящее: Великое и Вечное.

«Флаг Родины» тогда смело, практически без оглядки (что нынче просто удивляет – полистайте подшивки) поднимал не только серьёзные проблемы, вплоть до государственных, но и животрепещущие темы бытия. Моряки, порой тщетно, как рыба об лёд, бились над разрешением вопросов, которые были чрезвычайно важны. Напомню лишь некоторые из них.

Оказавшись «за границей» на родной земле, в своих исторических, созданных флотом базах, служа «обновляемой» России, они, не имея никаких средств к существованию, кроме тушёнки и макарон из флотского пайка (слава Богу, его начали выдавать!), по полгода не получали денежного содержания. Жильё Россия в Севастополе строить прекратила. Дети офицеров, став «украинцами», лишились возможности поступать в военные училища. Да что там! Черноморцы, служившие в Крыму, в отличие от их же коллег из Новороссийска, даже не имели права иметь паспорта. Помню, как руководитель начавшей действовать в Севастополе российской консульской группы (кажется, по фамилии Железников), собрав в ДОФе жён офицеров и мичманов, разъяснял-советовал: вы не бойтесь, получайте «украинские» паспорта – решать-то вопросы «по жизни» надо (прописка-регистрация, начавшаяся приватизация жилья, получение ваучеров и т.д., и т.п.). Мол, Российская Федерация двойное гражданство признаёт. Вскоре, правда, законы поменялись, и «паспорта с тризубом» аукнулись, опять же, «по жизни», многим...  

Сейчас, наверное, мало кто вспомнит, что на Черноморском флоте денежное содержание военнослужащим и заработную плату гражданскому персоналу, хоть и не вовремя, но всё-таки платили по российским тарифам-окладам. Правда, в купонах-карбованцах по «переводному» курсу. Причём, курс этот был разный для кадровых военных, «срочников» и флотских рабочих и служащих. Между тем, ещё существовали официальный «банковский» курс, а также «коммерческий» и курс на процветавшей в те годы знаменитой «аллейке». В Севастополе, у Центрального рынка, с рук «крышуемые ментами» севастопольские валютчики свободно меняли украинские «фантики» на «капусту» – доллары и рубли. В середине 90-х по факту на руки черноморцы получали в три-четыре раза меньше, чем их сослуживцы «на той стороне» одного моря. И потому «за  счастье» офицеру или мичману было оказаться «на материке», чтобы где-нибудь в Рязани или Воронеже, в командировке или отпуске, получить свою же «получку» не в сомнительных во всех отношениях «фантиках», а в российских рублях. На этих всем понятных и открытых «схемах» помимо банкиров того же днепропетровского «Привата» наживались сотни, если не тысячи высокопоставленных чиновников и клерков, начиная от московских «фиников» в генерал-полковничьих погонах и заканчивая в конец оборзевшими солдатиками-дембелями, собиравшими дань для финансистов-бухгалтеров-кассиров с томившихся в очереди служивых, пытавшихся в ростовском военкомате по именным поручениям получить причитавшиеся им рубли.

Как ни горько это сознавать, но такие «правила игры» настолько вросли в наше сознание, что казались даже естественными, как отсутствие годами в домах горячей воды, как холодная вода «по  графику» – с шести до девяти и с восемнадцати до двадцать одного, как внезапные отключения газа и «веерные» – электроэнергии. Тогда неотъемлемой частью прибрежного севастопольского пейзажа стали полевые кухни – матросики их «кочегарили» с раннего утра, чтобы на причальных стенках приготовить экипажам на промёрзшем обесточенном «железе» хоть какой-то завтрак-обед-ужин-вечерний чай. Дизеля на кораблях запускали редко – экономили моторесурс и солярку, которой, впрочем, в наличии иной раз и не было.

К хорошему человек привыкает быстро. Замечено: и с плохим он быстро сживается, особенно когда до скотского состояния его доводит собственная власть. Ненормальное стало становиться в ту пору привычным – «нормальным»: «политическая риторика» ЕБН, так и не пожелавшего лечь на рельсы (хоть и клятвенно обещал); болтовня-брехня обещавшего каждому по «Волге» (не реке, а автомобилю) непотопляемого Рыжего Приватизатора; «Чёрный вторник» младореформатов, которых через одного вполне можно было называть Киндер-сюрпризами…

Сам удивляюсь: как мы выбрались из этой ставшей привычной ненормальности? Ведь, по сути, нам, морякам-черноморцам, севастопольцам и крымчанам, особо никто не помогал, за исключением, пожалуй, Лужкова, Затулина, Бабурина и их довольно немногочисленных соратников и единомышленников. Тогда России в лице засевших в Кремле и его окрестностях «политическим деятелям» было глубоко наплевать на то и на тех, кто сохранил, опять же для России, её Черноморский флот, форпост – Севастополь и «непотопляемый авианосец» – Крым.

Не работал в то время и российский Закон. Как он   мог работать, если в течение нескольких лет на Черноморском флоте фактически отсутствовали военные прокуратура и суд, не говоря уже о контрразведке? Парадокс, но факт: более пяти лет корабли Черноморского флота плавали под Военно-морским флагом ССР – несуществующего государства!

Вот тогда и появился материал «Заложники особого статуса»,  в котором и были подняты некоторые волновавшие многих проблемы. Справедливости ради, надо отметить: «особого статуса» тогда, в общем-то, и не было. Точнее, как таковой он отсутствовал. По факту. Факту, установленному с правовой точки зрения. Хотя, опять же, «по жизни» он был. Как был всегда в городе русской славы – главной базе Черноморского флота морской крепости Юга России Городе-Герое Севастополе. Потом, через какое-то время, некогда опубликованный материал мною дополнялся, трансформировался, заметно меняя своё содержание. Но неизменным оставалось одно: обозначаемые автором проблемы по-прежнему имели свою, особенную, севастопольскую специфику.

Два с половиной года назад, как, казалось, убедительно, ярко и справедливо сказал  Президент, мы «вернулись в родную гавань». Хотя, по большому счёту, мы из неё никуда и не уходили – это Россия, точнее, Российская Федерация к нам, наконец, пришла. Тут, как в фильме «Кандагар» с Александром Балуевым в главной роли. Когда его персонажу – командиру захваченного талибами воздушного судна – французская журналистка задала вопрос: «А как к вам относится Россия?», он ответил: «А мы и есть Россия».

Так же и мы: черноморцы никуда не уходили из своей родной гавани. Сегодня те, кто монополизировал «право на Русскую весну», этот факт в своём большинстве игнорируют. Они не хотят ни замечать, ни признавать непреложного факта: первой победой Третьей обороны, начавшейся двадцать пять лет назад, в 1992 году стал перевод процесса определения судьбы Черноморского флота в политическое, правовое русло российско-украинских межгосударственных отношений, позволившее в целом без потерь вывести весь флот из украинского юридического поля и привести его в российское. Именно это позволило людям, находившимся на Крымском полуострове, всегда связывавшим своё прошлое, настоящее и будущее только с Россией, через 23 года убедиться: самые смелые мечты – сбываются!

Честно признаюсь: весной 2014 года мне казалось, что никогда больше  не придётся возвращаться к темам под заголовком «Заложники особого статуса». Тем более, что сразу же, ещё в победном марте 14-го, со «статусами» – Черноморского флота, Севастополя и Крыма всё   вроде бы как стало ясно. Севастополь стал не только отдельным субъектом Федерации, но ещё и одним из трёх городов федерального значения. Как говорится, со всеми вытекающими последствиями…

В общем, так тогда казалось: тема «ушла» навсегда. Но... Прав был классик: «Никогда не говори «никогда». Буквально через несколько дней я засомневался в такой перспективе. Произошло это так.

Московский «начальник в погонах», приехавший в Севастополь «учить новой жизни» (интересно, где он был  в году эдак 94-м, 95-м? Наверное, там же, в «Первопрестольной»?), на одном из совещаний  опрометчиво попросил собравшихся задавать «проблемные вопросы». Однако, очень  быстро от них заметно устав,  он в раздражении изрёк: «Ну, мы тут ещё посмотрим, чем вы тут занимались в «украинское» время»… Уп-с, приехали… Подумалось: возвращаться в «родную гавань» с такими «варягами»-сусаниными будет непросто. Дальше – больше…

Вскоре стало ясно: «заложниками особого статуса» мы будем ещё долго. Свой вклад в это дело, разумеется, внёс «Вашингтонский обком» вместе с лебезящим Западом. Но, в основном, эту «нишу» стали осваивать «чужие, среди своих – свои, среди чужих» – на этой ниве «трудятся» совершенно разные люди, хлынувшие с «материка» в Крым и Севастополь, как золотоискатели-авантюристы на Клондайк во времена расцвета творчества Джека Лондона.   В общем, приходится возвращаться к, казалось бы, забытой теме. Это я окончательно понял вчера, 1 ноября 2016 года, буквально ошарашенный тяжким известием: Севастопольским гарнизонным военным судом вынесен «жёсткий» приговор моему товарищу – севастопольцу, потомственному судоремонтнику, капитану 1 ранга запаса Сергею Новогрибельскому. Один из местных телеканалов практически сразу же подготовил тоже «жёсткий» сюжет – с наручниками, захлопывающимися на запястьях, с «капразом», пусть и по «гражданке», посаженным в клетку. На сайте телеканала появился текст (приводится по оригиналу):

«Севастопольский военный суд приговорил бывшего начальника 13-го судоремонтного завода к выплате в 29 миллионов и 3 годам лишения свободы»

1 ноября 2016 19:45

1 ноября в Севастопольском гарнизонном военном суде завершился процесс над бывшим начальником 13-го судоремонтного завода Черноморского флота Сергеем Анатольевичем Новогрибельским. Его обвинили в том, что после заключения договора между предприятием и Министерством обороны России на ремонт кораблей в 2013 году, работы были выполнены вопреки установленным договоренностям. Согласно заключенному контракту, оборудование и запчасти, которые работники завода должны были установить на морском тральщике «Вице-адмирал Жуков», малом противолодочном корабле «Муромец» и ракетном катере «Р-109», должны были быть новыми и отвечать последнему слову техники. Однако для ремонта предприятие закупило старые и бывшие в эксплуатации запчасти. Из-за этого на кораблях, участвующих в обеспечении безопасности Зимних Олимпийских игр в Сочи, возникли поломки. Суд признал подсудимого виновным и выбрал меру наказания в виде лишения свободы.

«В соответствии с частью 3 статьи 69 УК РФ окончательное наказание Новогрибельскому назначить по совокупности совершенных преступлений путем частичного сложения назначенных наказаний в виде лишения свободы на срок 3 года 8 месяцев в исправительной колонии общего режима с лишением права занимать должности, связанные с выполнением административно-хозяйственной функции в государственных органах, учреждениях, а также Вооруженных силах Российской Федерации, других войсках и воинских формированиях сроком на 2 года и 3 месяца»

Кроме того, суд постановил взыскать с Сергея Новогрибельского в пользу Министерства обороны России сумму нанесенного ущерба в размере 29 миллионов 656 тысяч рублей. До вступления приговора в силу подсудимый будет содержаться под стражей».

Не приходится сомневаться, что эта новость была подхвачена СМИ и в кратчайший срок будет максимально растиражирована ­ как-никак, а сенсация! Ведь в Севастополе судили «целого» капитана 1 ранга!

Надо ли особо говорить, что «новость» стала ядерной бомбой, разорвавшейся в умах почти двухтысячного коллектива ФГУП «13 СРЗ ЧФ» МО РФ? Замечу: военного предприятия – ведущего налогоплательщика «гражданского» Севастополя с самой высокой зарплатой работников производственной сферы города. Замечу также: завода – флагмана всего черноморского судоремонта, единственного полностью сохранившегося предприятия из полусотни, в советское время входивших в систему Главного управления судоремонтных заводов ВМФ СССР и «почивших в Бозе» в период «реформ и оптимизаций». 

То, что на Новогрибельского заведено «дело», на заводе знали все. Более того, Профком 13-го судоремонтного завода ЧФ ещё 24 августа через СМИ выступил с заявлением (текст приводится по оригиналу):

«На минувшей неделе в одной из уважаемых городских газет был опубликован материал, не только привлекший внимание широких читательских кругов, но и вызвавший острую реакцию, в чем нет сомнений,  у большинства флотских судоремонтников ­– коллектива 13-го СРЗ ЧФ. Завода, сохраненного для России и её флота в условиях «смутного безвременья» 90-х – «нулевых» годов и являющегося сегодня одним из основных бюджетообразующих предприятий Севастополя.

Публикация является официальным сообщением пресс-службы Севастопольского гарнизонного суда, которая информирует всех севастопольцев и черноморцев о начавшемся 11 августа с.г.  рассмотрении вышеназванным судом уголовного дела в отношении бывшего начальника ФГУП «13 судоремонтный завод Черноморского флота» Министерства обороны Российской Федерации капитана 1 ранга Новогрибельского Сергея Анатольевича.  Сказать лишь о том, что эта публикация привлекла всеобщее внимание заводчан, – не сказать ничего. Она вызвала не только широкий общественный резонанс, но и возмущение членов коллектива, ветеранов судоремонта. Факт публикации данной информации и её содержание были обсуждены на заседании профсоюзного комитета завода. Профком единогласно принял решение помочь торжеству Закона, защитить честь своего командира, для чего в том числе привлечь средства массовой информации, которыми, кстати, воспользовался суд.

Не давая оценок по сути дела, мы считаем, что пресс-служба Севастопольского гарнизонного суда не только превысила свои полномочия, но и пренебрегла, как минимум, нравственными нормами. Через средства массовой информации ещё до вынесения приговора распространены сведения, в которых утверждается о виновности (по мнению следствия) нашего бывшего начальника, товарища и коллеги в причинении особо крупного ущерба Министерству обороны. Как нам известно, в документах суда используются не только такие формулировки, как: «прямой умысел», «вопреки интересам службы», «из корыстной и личной заинтересованности», но и такая: «предвидя возможность и неизбежность наступления общественно-опасных последствий и желая их наступления». Подобного рода обвинения, по нашему мнению, свидетельствуют о соответствующем настрое (или запрограммированности?) отдельных правоохранителей. Хочется спросить у них: где же вы были в «украинские» времена, когда завод,  находясь под жестким прессингом властей и чиновников «незалежной», несмотря ни на что, выполнял любые задачи, обеспечивая техническую готовность флотских сил? Где вы были, когда заводчане не месяцами, а годами (!) не получали заработную плату?

Что же касается указанного в публикации периода деятельности завода (июль 2013 – апрель 2014 гг.), то следует отметить: завод под руководством С.А. Новогрибельского, напрягая все силы и средства, зачастую без должного (подчеркнём: по закону!) обеспечения и  финансирования, преодолевая таможенные препоны и препятствия, чинимые чиновниками и государством Украина, решал важнейшую государственную задачу. Задачу, за выполнение которой строго спрашивали на самом высоком державном уровне. Тогда, в кратчайший срок, «из положения лёжа» были подготовлены к решению боевых задач обеспечения Олимпиады-2014 два десятка черноморских кораблей.

Задачи флотом тогда были решены, а на отремонтированных заводчанами кораблях в Севастополь и Крым были доставлены «вежливые люди». За это начальник завода лично удостаивался   благодарностей от побывавших на заводе российского премьера Д.А. Медведева, его заместителя Д.О. Рогозина, а также военачальников различного уровня. Благодарностей устных. Кстати, ни один заводчанин за свой трудовой подвиг тех дней не получил не только ордена или медали, но даже лишнего рубля, значка или пуговицы…

 Хочется в этой связи сказать ещё вот о чём. Благодаря самоотверженности судоремонтников и прежде всего начальников завода, в том числе капитана 1 ранга Сергея Анатольевича Новогрибельского, 13-й судоремонтный завод ЧФ в смутное время флотораздела был сохранен для нашего флота, для России. Подчеркнем: сохранён, в отличие от многих предприятий, входивших в мощнейшую структуру Главного управления судоремонтных заводов ВМФ России. Тогда от правоохранителей поддержки было немного. Наверное, её не сильно ощущали и наши коллеги на других флотских предприятиях, увы, ушедших в историю…

И ещё об одном. Сообщение пресс-службы Севастопольского гарнизонного суда чрезвычайно оперативно появилось в «гражданской» городской газете в период нахождения в городе заместителя Генерального прокурора Российской Федерации – Главного военного прокурора Сергея Фридинского.  Наверное, это тоже неслучайно. Мы, читатели газеты, надеемся на регулярное и полное знакомство со всеми уголовными делами, рассматриваемыми Севастопольским гарнизонным судом, через «гражданскую» прессу. Со своей стороны, мы надеемся на сотрудничество со всеми городскими средствами массовой информации».

В общем, о «процессе» знали все. Но никто не мог предположить, что «дело» примет такой оборот.

Как, почему это произошло? Читайте в следующем материале: "Заложники особого статуса. Часть 2-я: По закону или совести? Сурово или справедливо?"

Капитан 1 ранга запаса,

заслуженный журналист Крыма



 
 




16634


Теги: год, завод, флот, россия, севастополь, черноморский, суд, военный, российский, севастопольский
Подписывайтесь на новости «!Nформер» в социальных сетях: ВКОНТАКТЕ | FACEBOOK | TWITTER

 


comments powered by HyperComments
 
как добавить свой twitter аккаунт?
ЛУЧШИЕ ТВИТЫ
@lentaruofficialLenta.ru
Шотландский боксер умер из-за сгонки веса https://t.co/ExBDSMcUke
27·03·2017 11:25
@INformerSevИНФОРМЕР
Севастопольские дети рискуют жизнью из-за жвачки? (ФОТО) https://t.co/pMOyK3qFDr https://t.co/hWyLt4GnWx
27·03·2017 11:23
@lifenews_ruLife | Новости
RT @lf_auto: Jeep отзывает более 6,5 тысяч внедорожников Grand Cherokee: https://t.co/g8U8r4jURQ https://t.co/IjdAd6q4kC
27·03·2017 11:20
@lifenews_ruLife | Новости
RT @sport_lf: Почему президенту РФС Виталию Мутко не стоит отказываться от идеи объединить усилия Черчесова и Бердыева: https://t.co/I9xI33…
27·03·2017 11:19
@lentaruofficialLenta.ru
Чистильщику из Ангарска вменили убийства еще 60 женщин https://t.co/ccSVo3PFhC
27·03·2017 11:18