76.25p
91.48p
07:59
21.04.2021
13237
 

Дата со слезами на глазах

 

Встройте "ИНФОРМЕР" в свой информационный поток, если хотите получать оперативные комментарии и новости:

Подпишитесь на наш канал в Яндекс.Дзен
Добавьте "ИНФОРМЕР" в свои источники в Яндекс.Новости или News.Google
Также будем рады вам в наших сообществах во ВКонтакте, Фейсбуке, Твиттере, Одноклассниках

Дата со слезами на глазах

«Горячий лед»

Трагедия жителей блокадного Ленинграда не оставляет никого равнодушным. Время неумолимо сокращает число живых свидетелей, переживших эту трагедию. Важно успеть засвидетельствовать даже крупицы их воспоминаний о войне.

Традиционно, в конце января, город на Неве отмечает важную дату - освобождение от фашистской блокады 1944 г. В Севастополе жил и трудился человек, который имел непосредственное отношение к этой дате. Это - Василий Шулейкин, ученый, основатель Гидрофизического института, патриот своей страны, активно работавший во время Великой Отечественной войны над созданием «Дороги жизни».

Началась блокада 8 сентября 1941 года, в это время было принято решение о подготовке зимних коммуникаций и изучению Ладожского озера. Ученым дали задание обследовать озеро и собрать данные о прочности ледяного покрова, способности выдерживать нагрузки. Один из руководителей проекта «Дорога жизни» - крымский ученый Василий Шулейкин - знал, что в зависимости от величины и времени действия силы, приложенной ко льду, свойства его меняются: он может вести себя и как упругое, и как пластичное, и как хрупкое тело.

Работать ученым приходилось под артиллерийским огнем противника. Из строя выходили приборы, погибали бойцы, которые обслуживали испытания. Шулейкину и его коллегам удалось изложить формулы, позволяющие рассчитать грузоподъемность льда для конкретных условий работы на дороге. Была еще одна проблема в этом проекте – трещины.

По мнению ученых, срок эксплуатации каждого полотна дороги определялся интенсивностью развития трещин. Самое страшное было, когда колеса автомобиля пробивали лед у трещины и застревали. Поэтому исследования и испытания велись и по этому направлению.

Благодаря мужеству ученых-гидрологов, гидрографов, водителей и советских военных нормы выдачи хлеба ленинградцам были увеличены: детям - на 75 г, рабочим — на 100 г.

Девочка с фотографии

Питерская журналистка Татьяна Просочкина, часто посещающая Крым и Севастополь, рассказала о нескольких встречах с ветеранами, пережившими блокаду. Однажды перед концертом в Пушкинском Доме культуры Санкт-Петербурга журналистка познакомилась с Мариной Петровной Зайцевой. Женщина показала фотографию, которую всегда носила с собой.

«Мне запомнилось 8 июля 1945 года, — вспоминала Марина Петровна. - Наши бойцы торжественно проходили по Международному проспекту (ныне Московский). Мы с мамой стояли на тротуаре, недалеко от Обводного канала, и приветствовали их. Вокруг было много людей. И вдруг один военный взял меня на руки! Этот момент попал в кадр кинохроники: военный несет на руках кудрявую девочку. Сейчас, когда по телевизору показывают сюжет о юбилейной медали к 75-летию Победы, эти кадры повторяют. У меня уже есть медаль-заказала на почте».

Татьяна Просочкина поведала, что из блокадного Ленинграда Марина был эвакуирована с яслями в Ярославскую область. Вернулась в 1944 году и узнала, что в госпитале умер отец. Город еще был защищен светомаскировкой, но чувствовалось приближение Победы…

Старая фотография Марины Зайцевой.1945 г.

Марина Петровна Зайцева

Слезы возле военкомата

И еще об одной встрече поделилась журналистка. Знакомство с Валерией Афанасьевной Молодцовой произошло недалеко от Московской площади. Долгие годы Молодцова была тренером по гимнастике. А во время войны работала медсестрой. Тогда, в больнице, ей и вручили медаль «За оборону Ленинграда».

Воспоминания ветерана: «Мне было 15 лет, когда началась война. Помню, как первый раз увидела упавшие вражеские снаряды. Я была в это время дома, в квартире на 7 этаже. Один снаряд упал у входа Сенного рынка, а второй попал в ларек. Продавщицу Розу сразу убило.

А парня, который стоял рядом, ранило. Наверное, именно тогда мне очень захотелось на фронт – помогать тем, кто воюет, отомстить врагам. Мы с подругой закончили курсы медсестер и курсы боевой подготовки. Мечтали вытаскивать раненых с поля боя. Но на фронт нас не взяли. Я стояла у военкомата и плакала.

Пошла работать в госпиталь около Исаакиевской площади, потом в больнице для дистрофиков на Большой Подъяческой улице. Однажды сюда привезли моего одноклассника Аполлона: он упал от голода на улице. К счастью, в больнице он пошел на поправку. Мы старались подкармливать больных. Знаете как?

Если кто-то умирал в больнице, его порция оставалась потому, что количество порций определялось с утра. Дежурили мы сутки через сутки. Нас кормили дрожжевым супом. Наверное, поэтому я выжила. Почему-то об этом не говорят, но после прорыва блокады партизаны на розвальнях привозили в город продукты. Мы выбегали на Сенную площадь и смотрели на них. Молодые парни в кубанках с красными полосками. После прорыва блокады прибавили норму выдачи хлеба. Мы с мамой мечтали: «Неужели когда-нибудь у каждого будет целая буханка?»

Валерия Молодцова

Светлана Грушевская

Фото из архива журналистки Татьяны Просочкиной

Мнение авторов и спикеров может не совпадать с позицией редакции. Позиция редакции может быть озвучена только главным редактором или, в крайнем случае, лицом, которое главный редактор уполномочил специально и публично.


 
 

Встройте "ИНФОРМЕР" в свой информационный поток, если хотите получать оперативные комментарии и новости:

Подпишитесь на наш канал в Яндекс.Дзен
Добавьте "ИНФОРМЕР" в свои источники в Яндекс.Новости или News.Google
Также будем рады вам в наших сообществах во ВКонтакте, Фейсбуке, Твиттере, Одноклассниках



13237