76.2p
91.2p
08:55
01.12.2020
14374
 

Чаловские «собаки» на сене городища

 

Встройте "ИНФОРМЕР" в свой информационный поток, если хотите получать оперативные комментарии и новости:

Подпишитесь на наш канал в Яндекс.Дзен
Добавьте "ИНФОРМЕР" в свои источники в Яндекс.Новости или News.Google
Также будем рады вам в наших сообществах во ВКонтакте, Фейсбуке, Твиттере, Одноклассниках

Чаловские «собаки» на сене городища

Собака сеном не питается, но и коров к нему, обгавкивая их, не пускает, пытаясь бурёнок укусить.

«Чализм», которым глубоко заражены обе ветви власти в Севастополе – исполнительная и законодательная – является разновидностью эдакой социально-общественной ржавчины с гавканьем на всех и вся по любому поводу.

Это ржа «чализма» разъедает согласие в севастопольском обществе, создавая ему массу надуманных и провокационных проблем, суть которых максимально поссорить город с федеральным центром, обвиняя последний в грехе повсеместного «унижения севастопольцев».

То, что это уже давно не маразм, а политическая позиция, направленная на разрушение стабильности в российском обществе в целом, а не только в Севастополе в весьма непростые времена – более чем очевидно.

Хотя, увы, совершенно неясна реакция федерального центра на творимое «чализмом» в городе-герое Севастополь.

Начиная, например, многолетними нарушениями законов РФ в сфере школьного образования, насильно навязываемым для изучения в урочное время детьми бездарного, безграмотного и местами экстремистского по содержанию «курса севастополеведения», продолжая, например, запущенной медийной кампанией по дискредитации федерального центра обвинениями последнего в «убийственном разрушении» музея-заповедника Херсонеса Таврического.

Давайте рассмотрим, если можно так выразиться, некий «слепок» с этих огульных обвинений, ничего, кроме дешёвой демагогии в себе не содержащий, но весьма и весьма будоражащий севастопольскую общественность.

«Чализм», не способный в лице своих адептов ни к каким положительным действиям на благо жителей города, тем не менее, достаточно успешно может разгонять истерическую волну «народного гнева», при которой возбуждённая общественность в своём субъективизме совершенно не способна к объективному восприятию и анализу происходящего.

Это хорошо видно на примере музея-заповедника, где «чализм» открыл очередной «фронт борьбы» с «федералами».

Давайте разберёмся – без эмоций – в волне лжи, поднятой вокруг Херсонеса на любопытных высказываниях некоего Павла Кузенкова, бывшего замдиректора музея-заповедника Херсонес Таврический по развитию.

П.КузенковП.Кузенков

П.Кузенков: «Это строится не просто рядом с городищем – это строится на самом городище, причем в самой древней, не раскопанной и не исследованной части города, где, собственно, и рождался Херсонес. Там для археологов огромный фронт работы. И все это напрочь перекрывается этой никому не нужной площадкой».

Речь идёт собственно вот о чём – о монтировании сборно-разборной сцены-площадки для проведения на ней различных мероприятий.

площадка разборная Севастополь

Площадку-конструкцию, кстати, несложно и разобрать после проведения мероприятий – и ройте далее, господа археологи, – в чём проблема?

Разве площадка стационарная и неразборная, выполнена из бетона и вбита фундаментом на метры в «историческое наследие»?

Нет. Но покричать про то, что всё пропало: или очень хочется по особому складу ума или очень велели это делать.

Практика проведения культурологических мероприятий разными жанрами искусств с использованием в качестве сценических площадок антуража «древних развалин» представляет собой совершенно привычный мировой дискурс.

Так, например, легенда мировой рок-сцены, британская группа Пинк Флойд, в течение четырех дней, с 4 по 7 октября 1971 года, исполняла свои самые известные песни того периода в амфитеатре города Помпеи. Причём на концерт не продавали билеты: зрителями были только участники коллектива кинематографистов, снимавших этот концерт, несколько детей, которым удалось проникнуть в театр и… бывшие жители Помпеи, большинство которых погибло под вулканическим пеплом во время извержения вулкана Везувий в 79 году нашей эры.

Практика проведения культурологических мероприятий

Группа Пинк Флойд выступает в мёртвом городе.

Или фестиваль Хоегии Оранжа (на фото ниже), который ежегодно – с 1869 года – проходит на сцене античного римского театра г. Оранж во французском регионе Прованс на Лазурном берегу.

фестиваль Хоегии Оранжа

Прованс на Лазурном берегу

Никаких необратимых последствий эти концерты, как, впрочем, и тысячи других представлений на многочисленных историко-археологических площадках – «древним развалинам» не принесли и не принесут.

Утверждение же Кузенкова, что место возможного размещения металлической конструкции в Херсонесе среди заросшего травой пустыря и есть место «родильного пупа Херсонеса», не что иное, как просто псевдонаучный пассаж.

Где и как ТОЧНО по месту «рождался» греческий город Херсонес – ведомо только древним грекам, но никак не Кузенкову с «чалистами».

Однако организована просто паника ради процесса самой паники – караул...! уничтожают «пуп рождения Херсонеса»!

Если объективно и без эмоций, то почему же гнев «нынешних обвинителей» в уничтожении «херсонесского пупа» не вызывал и не вызывает, например, многолетний факт того, что участок берега Карантинной бухты (на фото между красными стрелками) «…в самой древней и не раскопанной части… не просто на городище, а в самом городище…» был заурядным пляжем, на котором размещалась масса людей в плавках и купальниках со всем антуражем пляжного отдыха?

греческий город Херсонес

пляж Херсонес

А в чём состоит пляжный антураж?

А состоит он в стандартном, кроме купания в море, наборе: поесть, попить, покурить, выгулять собачку, зажарить шашлычок, побегать, поиграть в подвижные игры и тому подобное. И, о ужас…! – напрочь перекрыть своими телами один из «пупов рождения» древнего городища!

Да и бродила потом эта массовка в этом самом пляжном обмундировании среди крепостных стен: до, вокруг и в самой башне Зенона (по красной стрелке).

Херсонес Севастополь

Бродила, совершенно не обременяя себя особым пиететом к «далёкой седине и памяти усопших древних греков», и весело гуляла по кладбищу в трусах и купальниках, ибо не только в пристенных склепах (по красным стрелкам), но и в сами крепостные стены были «вмурованы захоронения»…

Херсонес Таврический Севастополь

Херсонес городище

И сколько среди этих стен и в самой башне было бутылок (битых и целых), обёрток, окурков и прочих следов современной цивилизации Кузенков не помнит?

Как, впрочем, и по всему городищу – в цистернах, внутри фундаментов зданий, среди колонн, на дне крестообразного храма, среди поросших травой и ещё некопанных бугров и так далее – всюду валялись мусорные следы «культурных граждан».

В ещё развалины Владимирского собора залазили по канатам и тросам, ковыряли, например, мозаику… И только не надо говорить, «защитники» Херсонеса, что этого не было…

Херсонес собор

Может, и собор тоже не надо было восстанавливать и облагораживать территорию вокруг него?

Кстати, «защитники», а куда же на «диком пляже» на территории городища по всему урезу воды, то есть не на оборудованном сантехническими штуковинами берегу, как это принято на официальных пляжах – уж извините за натурализм! – ходили «по-маленькому» (и не только) пляжники?

Напомню, если кто забыл, и подскажу, если кто сомневается, – а вот туда и «ходили», в «святые» нынче для Кузенкова-с-компанией развалины Херсонеса: и «местные», и «понаехавшие» летом граждане.

Именно «туда» и «ходили», в называемое Кузенковым: «Место, которое учит нас почитанию истории, древности, уважению к традиции, к деяниям предков…».

И только не говорите, «защитники» Херсонеса, что этого не было…

Именно так и было – а чего ж особого-то?!... древних греков не видать, развалины – вот они…! и очень «хочется»… можно и «до ветра сгонять»… И что тогда это было, если не «омерзительное варварство»?

А теперь, когда данное безобразие хоть как-то пресекли определёнными организационными правилами и мерами во время посещения городища, «защитники» Херсонеса завопили: «Караул! Убивают Херсонес!».

То есть, лучше бы «святые развалины» и дальше много и усердно зас…рали? Потрясающая логика «защитников» Херсонеса! Это факты без всяких эмоций.

Да и сколько мусора оставляли «на городище» именно «местные», а сколько исключительно «понаехавшие» в летний сезон туристы – вопрос дискуссионный.

Факт бардака, который был абсолютно характерен и присущ городищу, используемому и воспринимаемому местным населением всего лишь как выход к морю «для покупаться» – это факт.

Факт не очень, может быть, и приятный для «местных», но что ж тут поделаешь против факта?!

И опять не надо говорить, что было как-то «по одухотворённому» иначе, и это всё наговоры, а вот теперь бывшее и уже почти легендарное «одухотворение» Херсонеса всячески разрушается различными преобразованиями.

Надо быть честными: и относительно своего поведения в городище, и по отношению к самому городищу.

Обвинять допустимо тогда, когда сам безгрешен…

А заявлять, что «плохиши понаехи» угробили всё то, что десятилетиями холили в Херсонесе «хорохиши местные» – несолидно.

Да и нечестно… Мягко говоря. Да, не все новшества радуют. Но и не все они поголовно «убивают» Херсонес.

Кузенков же продолжает нагнетать негатив: «Например, деревянные настилы есть и в Афинах, и в Риме, и в других мировых музеях. Но там они не бросаются в глаза, так как сделаны профессионально! Здесь же налицо примитивный и грубый непрофессионализм: все эти мостки настолько забивают памятник, что дети после экскурсии на вопрос, какой был главный строительный материал у древних греков, теперь отвечают: дерево!».

Вот даже любопытно – человек понимает ли вообще, о чём он говорит? Что в этих настилах (фото ниже) такого-эдакого «забивающего»?! Та же тропа, только деревянная…

Херсонес городище Севастополь

Не видеть «бросающиеся в глаза» деревянные мостки, по которым ступаешь, и которые являются – как оказывается! – стандартным решением «для развалин» по всему миру, так вот не видеть эти мостки возможно только в том случае, если ты, увы, слепой. Или примитивный исполнитель заказа раздувает скандал из ничего.

Как мостки под ногами могут «забивать памятник»?

Что, деревянными щитами заколочены античные колонны возле собора или недалеко от колокола – «забив» их от взоров людей?

Кузенкову не нравится исполнение мостков?

Не вопрос!

Тогда покажи, как надо руками или чертежом сделать эти мостки, а не разводи теоретическую демагогию про то, что деревяшки забили «в усмерть» каменный Херсонес.

Но Кузенков категоричен: «Но самое омерзительное – что все это прикрывается высокопарным патриотизмом, разговорами о том, что необходимо превратить это священное пространство в площадку для воспитания масс. А в итоге происходит десакрализация этого особого для России места и попрание важнейшего памятника мировой и русской истории.

Ведь Херсонес – действительно особое место на земном шаре, город, перешедший из Античности в Средневековье без катастрофы, выстоявший в бесчисленных осадах и войнах. Это не просто уникальный по сохранности античный и византийский город, это настоящее «место силы» для нашего народа, место, где более тысячи лет назад Русь, Россия примкнула к мировой цивилизации, христианской религии – и обрела себя…».

Во-первых, омерзительно считать тысячелетнюю Русь нецивилизованным сбродом, «примкнувшим к мировой цивилизации под названием христианская религия».

Религия НЕ ЯВЛЯЕТСЯ и НЕ МОЖЕТ быть цивилизацией, так как представляет собой определённую систему взглядов на устройство ВСЕГО мироздания в целом, обуславливая в своих канонах жёсткие рамки этики поведения, как в социуме, так и в личной жизни.

Религия может быть духовным стержнем в разных временных и этнических цивилизациях.

Религия на Руси была государственной и не «просто христианской», ибо христианами называют себя и католики, и протестанты, а христианской ПРАВОСЛАВНОЙ.

В современной России религия не является «местом силы нашего народа», ибо современная Россия представляет собой светское государство, где религия отделена от системы управления обществом и является сугубо «частным увлечением» тех или иных граждан. Причём, не всегда увлечением канонически «православным».

Учёному-византологу Кузенкову странно не понимать, что в той или в иной степени для России «сакрален» не древнегреческий город Херсонес в целом, а одно единственное место в нём – так толком, кстати, до сих пор и не идентифицированное чётко на местности – место, где произошёл «легендарный» акт крещения князя Владимира «в православие».

Ибо именно после этого акта Русь становится на путь избавления от язычества и принятия православия, как «государственной» религии. Ибо именно принятие православия «власть имущими» на Руси с последующим укреплением его во властной вертикали повлекло затем создание из разобщённых княжеств, сначала «унитарного» Царства, а затем самой огромной по территории в мире Православной Империи.

С точки же зрения государственного строительства, если какой город и «сакрален» для России, так это Москва, ставшая центром ОБЪЕДИНЕНИЯ Руси. А с точки зрения пряников для России «сакральна», например… Тула!

Да и вообще, бросаться таким могучими терминами, как «сакральность», надо с особой тщательностью предварительного осмысления, точно понимая, о чём идёт речь, дабы речь не звучала маловразумительным пафосом, уместным скорее поэтам, а не учёным.

Город не может быть «сакральным местом» по определению, потому что сакральность оперирует, прежде всего, понятиями иррационального, то есть отличающегося от мира обыденных вещей, предметов и состояний бытия рационального.

Во-вторых, «сакральное место» для России, которым Кузенков называет греческий город Херсонес, окончательно был разрушен, увы, именно при строительстве на берегах не Карантинной, а Ахтиарской бухты города-крепости Севастополь – военно-морского форпоста на юге России.

Камень, уже готовый и обработанный, из «греческого» Херсонеса массово использовался при строительстве Севастополя. Причём перед началом стройки Севастополя в «сакральном» Херсонесе было приличное количество обветшалых, но зданий. Пусть без крыш, пусть без внутренних перекрытий, но со стенами до 2-х этажей.

На строительство крепости в утилитарных целях уходили даже надгробия с заброшенных кладбищ.

Не говоря уже о том, что при строительстве растащили и весь камень с усадеб хоры Херсонеса, оставив в земле одни лишь фундаменты.

В этом нет ничего особенного или убивающего «сакральность» – обычная практика, вызванная нехваткой строительного материала в условиях сжатых сроков обустройства крепости.

На строительство Севастополя брали не «сакральные», а бесхозные камни из эпохи, которая уже не могла возродиться: ни городом, ни жилищами и в нём. Это – факт.

В-третьих: про патриотизм и воспитание масс.

В этом контексте реальная проблематика Херсонеса, а не популистская демагогия вокруг неё Кузенковым, состоит не в том, будет ли на его территории сцена для представлений или таковой не будет; и не в том, что вернут ли местным гражданам всё городище, как дикий пляж или не вернут.

Проблема воспитания и патриотизма состоит в тесном переплетении на одной территории двух взаимоисключающих друг друга векторов возможного дальнейшего развития музея-заповедника в целом.

С одной стороны, это светский исторический музей, ориентированный в своей основной деятельности «на воспитание патриотизма» своих посетителях в традициях язычества древних греков.

А с другой стороны, это «воспитание патриотизма» посетителей заповедника в канонах православной веры «усилиями» Владимирского собора и, возможно, в перспективе, полностью восстановленного православного монастыря.

Идеологически и мировоззренчески, а, значит, и воспитательно – вещи несовместимые: не бывает языческого христианина, как и православного язычника.

В христианстве: «…нет ни иудея, ни эллина, ни варвара, ни скифа, ни раба, ни свободного…», но все во Христе.

В язычестве христиан отдавали на растерзание львам в амфитеатрах для гладиаторских боёв. В тексте присяги гражданина Херсонеса (в одном из вариантов перевода), как в более чем «патриотическом уроке» и «символе языческой веры», сказано, в том числе, и следующее:

«Клянусь Зевсом, Геей, Гелиосом, Девою, богами и богинями Олимпийскими и героями, кои владеют городом, областью и укреплениями херсонеситов;

Не нарушу демократии;

Зевс, Гея, Гелиос, Дева и боги Олимпийские, пребывающему мне в этом да будет благо и самому и роду».

В символе веры православным сказано:

«…Верую в единого Бога Отца, Вседержителя, Творца неба и земли, всего видимого и невидимого;

Верую и во единственного Господа Иисуса Христа, Сына Божия;

Верую и в Духа Святого, Господа».

Для православных демократия – это ересь. Для православных многобожие – это ересь. А для язычников три ипостаси единого Бога – глупость.

А для язычников у каждой сущности видимого и невидимого – свой «бог»: «бог» сна или «бог» пенька на опушке леса.

Так что у детей, при посещении территории музея-заповедника сразу «по всем направлениям», будет каша в голове, а значит и хаос в воспитании не от дощечек под ногами, которые так взволновали Кузенкова, а от осмысления идеологической разнополярности услышанного.

Усилия «для развития» Херсонеса надо прилагать не в многочасовых разговорах за или против концертов, а в поисках решения цивилизованного развода двух «патриотических» несовместимостей на одной территории.

«Богу Богово, кесарю кесарево».

Или Херсонесу развиваться как одному из центров религиозной жизни современной России, коль скоро принято считать, что где-то на его территории произошёл тот самый исторический акт крещения князя Владимира, повлекший за собой грандиозные политический изменения в мире. Или Херсонесу развиваться как музею античной языческой культуры, не имеющей никакого отношения в культуре православной.

И, бесспорно, надо решать вопрос и с доступом к морю для севастопольцев.

Часть берега Карантинной бухты, о котором шла речь выше, можно и нужно совершенно безболезненно для заповедника сделать опять пляжем (но цивилизованным!) с отдельным входом, например, рядом с башней Зенона, огородив его заборчиком от остальных крепостных стен и возможности хождения к храму в плавках.

Ничего страшного не произойдёт.

Пусть археологи предварительно перекопают и просеют всю землю на этом пустыре – и можно делать пляж. Можно продлить пляж «Солнечный» до «Скалок» и «Прищепки». Много чего можно сделать по уму.

Но можно до потери ума кричать, что «всё пропало», что «Херсонес умер» и так далее нагнетать жуть, как это делают представители «чализма» в Севастополе и рекрутированные для создания антироссийского гвалта «ручные учёные» на подтанцовке.

А можно спокойно и вдумчиво искать компромиссные решения. И что же с того, если придётся при этом чем-то поступиться? Всё-таки не люди для камней, а с точностью до наоборот.

Вывод очевидный: в севастопольском медийном пространстве из уст доморощенных «аналитиков», «академиков», «политиков», «общественников» и прочей своры лающей «чалманды», предпринята очередная попытка выгавкаться на федеральный центр и возбудить севастопольцев на некое протестное состояние умов лживым лаем про «убиваемый» Херсонес.

Материалы по теме:

Официальная позиция музея-заповедника по вопросам благоустройства территории Херсонеса

Хороним Херсонес с Вячеславом Гореловым!

Начальник городской паники в очередной раз поднимает волну демагогии



 
 

Встройте "ИНФОРМЕР" в свой информационный поток, если хотите получать оперативные комментарии и новости:

Подпишитесь на наш канал в Яндекс.Дзен
Добавьте "ИНФОРМЕР" в свои источники в Яндекс.Новости или News.Google
Также будем рады вам в наших сообществах во ВКонтакте, Фейсбуке, Твиттере, Одноклассниках



14374