64.02p
70.85p
22:31
21.11.2019
12994
 

Дмитрий Овсянников о том, как работа губернатором повлияет на деятельность в должности заместителя министра промышленности и торговли РФ

 

Встройте "ИНФОРМЕР" в свой информационный поток, если хотите получать оперативные комментарии и новости:

Подпишитесь на наш канал в Яндекс.Дзен
Добавьте "ИНФОРМЕР" в свои источники в Яндекс.Новости или News.Google
Также будем рады вам в наших сообществах во ВКонтакте, Фейсбуке, Твиттере, Одноклассниках

 
 
Экс-губернатор Севастополя Дмитрий Овсянников, назначенный заместителем министра промышленности и торговли РФ, дал интервью «Интерфаксу».
 
- Дмитрий Владимирович, совсем недавно состоялось Ваше новое назначение. Чем обусловлено решение вернуться в Минпромторг?
 
- Это было решение президента РФ Владимира Путина. Опыт, который я приобрел в Севастополе, безусловно, поможет мне в выполнении поставленных задач.
 
- Вы три года возглавляли такой непростой субъект России как Севастополь. Повлияло ли это как-то на Ваше видение того, как должны развиваться регионы?

 

- Конечно, повлияло. Все предыдущие годы, работая во главе Севастополя, я анализировал, сравнивал особенности развития других регионов, применяемые ими решения. Могу отметить, и вы сами это прекрасно понимаете, что темпы развития экономики очень разнятся по всей стране. Больше половины суммарного ВРП производят всего лишь 10 регионов, причем из них свыше 20% - Москва. В остальных регионах рост совсем мал, а в нескольких регионах и вовсе имеет место падение. В результате, динамика роста ВВП в России в 2017 году – 1,6%, в 2018 году – 2,3%.

А между тем, государство ведет постоянную работу по предоставлению масштабной поддержки субъектам экономики. Это и многочисленные субсидии федеральных структур непосредственно предприятиям, и поддержка через институты развития: Фонд развития промышленности, Российское экспортное агентство, Корпорация МСП, ВЭБ, Фонд прямых инвестиций, РВК и многие другие фонды, агентства и корпорации.

Это Особые экономические зоны, территории опережающего развития и т.д. Мощным средством выступают государственные программы отраслевых министерств: Минпромторга, Минобороны, Минэнерго, Минсельхоза, МЧС России и других. Отдельно можно выделить государственные программы развития приоритетных территорий: Дальнего Востока, Северного Кавказа, Республики Крым и Севастополя, Арктики, Калининградской области, федеральные целевые программы развития Республики Карелии, Курильских островов Сахалинской области.

Эти программы не только направлены на строительство необходимой инфраструктуры, но и напрямую на создание и модернизацию субъектов экономики, производств.

К сожалению, наличие большого числа мер государственной поддержки не заменяет собой недостаток эффективного стратегического и программно-целевого управления региональным развитием. В таких условиях фактически политика регионов сводится к простой формуле: "дали денег и льгот, ждем инвесторов". Хотя было бы логично не ждать ресурсов от правительства, а совместно с ним разрабатывать бизнес-модели решения проблем развития.

Ведь сегодня как Россия в целом, так и регионы в отдельности, столкнулись со стратегическим вызовом, который постепенно может изменить экономический и политический ландшафт страны. Речь идет о том, что возможности международных фондового и финансового рынков позволяют без прямого вмешательства влиять на политику крупных компаний и соответственно на социально-экономическое состояние конкретных территорий.

При этом не только экономика страны, но и политика, и культура явственно ощущают на себе новый тип глобальной конкуренции – конкуренцию систем государственного управления.

- Регионы готовы сегодня конкурировать между собой за финансирование и проекты?

- Это уже происходит сегодня. Но все зависит от каждого конкретного руководителя, его силы и опыта. На реализацию любых проектов нужны средства, кадры и решительность идти, пробивая все барьеры.

Следует признать, что в ряде случаев дело дошло до использования методов "ручного" управления из центра: за десятью регионами, отстающими в темпах социально-экономического развития, были закреплены в качестве "антикризисных управляющих" семь федеральных министров. Это попытка, в том числе, решить и системные проблемы конкретных регионов.

Считаю, что логично вернуться к отдельной федеральной программе "Сокращение различий в развитии регионов Российской Федерации" с полноценным финансированием и отдельными именно региональными механизмами поддержки развития регионов.

Ситуация осложняется еще и тем, что не во всех регионах наличествует целостное видение социально-экономической ситуации и ее перспектив. Не случайно, мы в Севастополе в число приоритетных задач поставили разработку Стратегии социально-экономического развития.

В 2017 году она была утверждена и позволила увязать перспективные цели и точки роста города федерального значения с 20 нашими региональными госпрограммами, обеспеченными финансированием планами конкретных действий по отдельным направлениям.

Для того чтобы добиваться результатов, нужна более сложносочиненная деятельность: синхронизация региональных стратегий и госпрограмм с федеральными, повышение качества госуслуг, кадровые решения, наличие общественного одобрения предпринимаемых действий.

При этом убежден, опорой для кадрового усиления любого региона должен быть его базовый вуз. И в этой связи считаю крайне важным развитие вузов, как кузниц специалистов для решения задач регионального развития.

- То есть наличие стратегии, четких планов действий и приоритетов является панацеей?

- И да, и нет. Вновь обращусь к примеру Севастополя. Даже в условиях жестких санкционных и инфраструктурных ограничений, откровенно враждебной политики ряда стран Севастополь за короткий период добился достойных результатов. ВРП вырос в 1,8 раза, город поднялся на восьмое место в России среди регионов с наилучшими результатами роста экономического потенциала и на 20-е место (с 72 в 2015 году) по качеству жизни населения. Инвестиции выросли в 6,2 раза, причем доля внебюджетных приблизилась к 50%.

Но с другой стороны, какая бы ни была выверенная стратегия, она не даст максимального эффекта в отсутствии синхронизации со стратегическими планами развития государства, а также с планами регионов, входящих в конкретный территориально-экономический кластер. Мы, в частности, все свои планы формировали с учетом общего экономического поля с регионами Южного федерального округа и особенно Республики Крым, неразрывной связи наших электроэнергетических, газовых и транспортных систем.

В целом же, у нас достаточно сложная ситуация в сфере стратегического планирования развития, как страны, так и регионов. Последние занимаются "стратегированием" по принципу кто как может. Конечно, разработанные стратегии ценны тем, что только в них мы видим крупнейшие проекты, в том числе, не требующие государственной поддержки – то есть получаем хоть в какой-то мере целостный взгляд на ситуацию и перспективы развития территории.

И только на основании этих стратегий можно с какой-либо долей вероятности прогнозировать размещение объектов магистральной инфраструктуры, энергетики и социальной инфраструктуры (научно-образовательных центров и центров оказания высокотехнологической медицинской помощи).

Но дальнейшая имплементация этих стратегий в госпрограммы, бюджет, систему межрегиональных связей достаточно слаба.

И надо, наконец, определить: как мы хотим измерять развитие – по компаниям, зарегистрированным в регионе, или по компаниям, работающим на его территории? Сегодня ВРП вычисляем по первым, а инвестиции по вторым. Такая "каша" только мешает принимать управленческие решения.

- На ваш взгляд, нацпроекты, которые реализуются, помогут сплотить регионы и стать драйверами роста экономики?

- Безусловно, национальные проекты – это одно из ключевых направлений в работе и федеральных, и региональных органов власти. По своей сути национальные проекты станут драйвером роста экономики. Эффект будет сильнее при реализации продуманной политики регионального экономического развития.

- И какой вы ее себе видите? Можете обрисовать контуры?

- В начале нашей беседы я уже говорил, что сегодня не только экономика страны, но и политика, и культура явственно ощущают на себе новый тип глобальной конкуренции – конкуренцию систем государственного управления. Как пример, политикой государственного управления Китая стала скупка перспективных стартапов по всему миру. То есть, Китай дополнил "скупку настоящего" (действующих активов и технологий) "скупкой будущего". Теперь для того, чтобы лучше жить, нам мало просто лучше работать, но надо еще и лучше управлять.

Игнорирование этих стратегических вызовов может привести к снижению темпов экономического и промышленного роста. Большинство россиян живет не логикой национальных проектов, или стратегий развития. Людям нужны комфортные условия жизни, современные рабочие места, достойные зарплаты. Нужно создавать их и добиваться этого здесь и сейчас.

Поэтому, мой тезис в отношении политики регионального экономического развития прост: чем больше сильных регионов – тем сильнее экономика страны.

И нам нужно помочь стать им сильными. Региональная составляющая в функционале федеральных министерств должна быть доведена до логического завершения. Мы должны не просто "распределять" средства по регионам, исходя из принципа "дадим тому, кто сможет освоить", а осознанно управлять изменениями.

Не исключаю, что должна измениться и роль федеральных округов, которые могли бы стать центрами анализа и формирования межрегиональных кооперационных связей. Ранее была попытка реализовать эти задачи через Минрегионразвития, но, не доведя эту деятельность до логичного завершения, государство переключилось на другие инструменты регионального развития.

Нам нужно изменить ситуацию, при которой чиновники боятся принимать решения и "пробивать барьеры", по сути, ждут решения сверху. В регионах должны своевременно приниматься решения.

Мы должны правильно выстроить систему управления региональным развитием, делегировать необходимый объем полномочий и подкрепить их финансированием, правильно распределить задачи и зоны ответственности между федеральным и региональным уровнем. Только так и только тогда возникнет управленческая логика для реализации политики регионального экономического роста.
Мнение авторов и спикеров может не совпадать с позицией редакции. Позиция редакции может быть озвучена только главным редактором или, в крайнем случае, лицом, которое главный редактор уполномочил специально и публично.


 
 

Встройте "ИНФОРМЕР" в свой информационный поток, если хотите получать оперативные комментарии и новости:

Подпишитесь на наш канал в Яндекс.Дзен
Добавьте "ИНФОРМЕР" в свои источники в Яндекс.Новости или News.Google
Также будем рады вам в наших сообществах во ВКонтакте, Фейсбуке, Твиттере, Одноклассниках



12994