64.01p
70.9p
06:16
19.10.2019
2352
 

Французский Севастополь? Другой Севастополь! (фото)

 

Встройте "ИНФОРМЕР" в свой информационный поток, если хотите получать оперативные комментарии и новости:

Подпишитесь на наш канал в Яндекс.Дзен
Добавьте "ИНФОРМЕР" в свои источники в Яндекс.Новости или News.Google
Также будем рады вам в наших сообществах во ВКонтакте, Фейсбуке, Твиттере, Одноклассниках

"Что мы знаем о Севастополе, кроме того, что это форпост России на Чёрном Море? Наверное, не очень много. 

Теперь принято говорить в основном о том, что его предшественник Херсонес Таврический - колыбель русского православия, что сам город славен двумя оборонами (безусловно, героическими, хоть и неудачными)"
. - Так начиналось письмо, присланное сегодня в редакцию Иваном Ивановым. Он предлагал нам пройти сегодня к шестому дому по Большой Морской и взглянуть на находящуюся на нём мемориальную доску.


Надпись на доске гласит о том, что 20 апреля 1919 года здесь была расстреляна демонстрация революционных французских моряков. 

Что знаем мы об этом событии? 

Наш корреспондент зашёл в банк, реклама которого практически примыкает к мемориальной доске 


На вопрос служащей банка, что она знает о событиях, указанных на доске, девушка очень удивилась, что у входа в банк кроме их рекламы есть ещё и какая-то доска, и сказала, что ничего о ней не знает, и что банк за неё никакой ответственности не несёт. 

Иван Иванов предлагает вспомнить нам события 96-летней давности. Вот что он пишет. 

"1919-й год - самый напряжённый момент гражданской войны на территории бывшей Российский империи. Именно на этот момент - конец 18-го, первая половина 19-го года - приходится кульминация иностранной интервенции: высадка смешанного контингента войск Антанты под французским командованием. Цель этой военной акции была определена в совместном меморандуме союзников, которые решили поделить развалившуюся Российскую империю на сферы влияния. Франции, согласно ему, доставались Украина с Крымом (включая Донбасс, где до революции франко-бельгийский капитал контролировал большую часть добычи угля и производства металла). 

И тут мы видим историю совершенно другого Севастополя. Служащий обычно в качестве примера патриотической твердыни. 20 апреля 1919-го года Севастополь стал местом проявления ныне столь нелюбимой как украинскими, так и российскими властями интернациональной солидарности трудящихся. Термин, казалось бы, совершенно бессодержательный, высосанный из пальца зловредной коммунистической пропагандой. Однако для участников той небольшой, но, безусловно, эпохальной демонстрации он имел более чем серьёзный смысл. Можно подумать, конечно, что рабочие пошли на неё в едином патриотическом порыве, протестуя против уже второй по счёту оккупации (после германской, длившейся с мая по ноябрь 18-го года). Однако всё было несколько сложнее. 

Значительная часть матросов Черноморского флота, состоявшая из этнических украинцев, надеялась реализовать свои чаяния в составе Украинской Народной республики. С этим связаны события вокруг поднятия частью кораблей эскадры украинского национального флага накануне начала германской оккупации. Да и Антанту многие местные жители поддерживали. Так газета "Южные ведомости" в номере от 10 ноября 1919-го года сообщает, что в Севастополе на одном из собраний, организованных профсоюзами, была принята в целом выгодная Антанте резолюция "о необходимости перевыборов... по закону Временного правительства". Именно Временное правительство было последним правительством, признанным странами Антанты, а его свержение служило формальным оправданием интервенции. На этом собрании, проходившем в Летнем театре ("Ракушке") присутствовало около 800 человек. И хотя в ходе прений мнения относительно Антанты разделились, можно отметить, что среди её горячих сторонников был некий матрос Фёдор Баткин. 

Другое собрание - пробольшевистское, проходившее в тот же день в рабочем клубе, собрало не намного больше, всего лишь тысячу человек. Но дело даже не в этом. Говорить о патриотизме в хаосе гражданской войны часто было просто бессмысленно. Украина (если не считать Крым) в ходе гражданской войны была представлена сразу 7-ю политическими образованиями - УНР, ЗУНР, Донецко-Криворожской республикой, УНСР, УССР, Гетманатом и Вольной территорий (она же – Махновщина). Что уж говорить про Россию, огромная территория которой давала ещё больший простор для государственного формотворчества. Совершенно неслучайно патриотически настроенное старое русское офицерство распалось: часть пошла к красным, считая, что их выбрал народ, часть решила оставаться верной монархическим принципам и союзным обязательствам, значительная часть и вовсе, повинуясь корпоративным симпатиям, перешла на службу к Гетману Скоропадскому - бывшему царскому генералу. А Михаил Павлович Саблин – царский адмирал, награждённый георгиевским оружием за операцию против крейсера «Гебен», и вовсе отдал приказ поднять флаг УНР, надеясь тем самым сохранить флот. Иными словами, в условиях жесточайшего кризиса, вызванного Первой мировой войной, начавшейся с патриотического подъёма, патриотизм превратился в пустой звук. Безусловно, большая часть русских и украинских патриотов вполне искренне считала, что действует во благо своего отечества, но реальную роль в сложившейся ситуации играла поддержка той или иной политической силы, той или иной политической программы. Какой? 

Для севастопольских рабочих и французских матросов весной 1919-го года такого вопроса не существовало. Все мероприятия местного белого правительства, направленные на мобилизацию против красных, регулярно срывались. Попытки подчинить промышленность военным нуждам наталкивались на забастовки. В сущности, для французских моряков и большинства севастопольцев речь шла о продолжении мировой войны со всеми её тяготами и лишениями. Так, экипаж линкора «Франс», стоявшего у одной из причальных стенок Севастополя, насчитывал лишь 700 человек из положенных по штату 1200. К тому же корабль 2 года не заходил во французские порты. Естественно, что когда экипаж, перегруженный обязанностями по обслуживанию огромного корабля, отправили ещё и загружать уголь (из-за забастовки севастопольских докеров), матросы стали выражать недовольство. Волнения на «Франс» начались ещё 19-го апреля, но апогея они достигли именно 20-го числа, когда выступление поддержали экипажи других кораблей. Часть матросов сошла на берег, скрутив французские национальные флаги на шлюпках так, что видна была только красная вертикальная полоса, а по всей Севастопольской бухте звучали слова «Интернационала», который распевали члены большинства экипажей эскадры. На берегу моряки объединились с Севастопольскими рабочими, а представители профсоюзов вручили одному из них красный флаг. К сожалению, командование оккупационных войск не нашло ничего лучше, чем расстрелять демонстрацию, воспользовавшись лояльностью одного из греческих пехотных подразделений. Однако, не смотря на это, не смотря на то, что предводители восстания были арестованы и преданы суду, моряки добились своего: французская эскадра ушла к себе на базу в Тулон. 

Эти важнейшие события многие пытаются игнорировать, представляя дело так, будто французские матросы в Севастополе и французские солдаты в Одессе восстали «из трусости», а вовсе не по идейным соображениям. Но это не соответствует действительности хотя бы потому, что активные антивоенные элементы созрели в недрах французского флота уже к самому началу интервенции. На линкоре «Франс» действовала группа из 20-ти – 30-ти человек механиков и электриков, которая распространяла нелегальную антивоенную литературу, используя, как прикрытие, статус самодеятельного хора. На крейсере «Вальдек-Руссо», который восстал несколько позже на внешнем рейде Одессы, антивоенная группа насчитывала до сотни человек. В самом начале интервенции младший офицер рабочего происхождения Андре Марти, командовавший бригадой механиков на миноносце «Протэ», попытался организовать выступление в надежде на то, что экипаж вместе с кораблём перейдёт на сторону Советов. Все эти группы были политически близки к синдикализму, а многие их представители, например, Марти впоследствии стали лидерами французской компартии. Параллельно с этими группами в Одессе антивоенную агитацию среди французских солдат вела присоединившаяся к большевикам уроженка Оверни Жанна Лябурб, расстрелянная французской контрразведкой без суда и следствия (х/ф «Интервенция» и «Эскадра уходит на Запад»). В Севастополе действовал хорошо владевший французским другой активист большевистской партии Александр Вапельник (роман Виктора Балахонова «Кавалер ордена почётного легиона»). 

Кроме того, «рабочие в форме» (как, впрочем, и их севастопольские коллеги из числа «гражданских») той эпохи вовсе не мыслили абстрактными категориями вроде Родины и долга или свободы» и демократии и т.п. Дома их ждали семьи, а на службе – тяжёлый труд, не защищённый никаким правом (приказы, ведь, не обсуждаются). И естественно, что думали они в первую очередь об этом, а не о «ратных подвигах», обещавших их офицерам успехи в продвижении по карьерной лестнице. 

Мы не сильно сгустим краски, если скажем, что перспектива перехода Крыма и Севастополя под французскую юрисдикцию была вполне реальной. Во всяком случае, именно французским морякам мы обязаны тем, что этот вариант развития событий был полностью исключён из истории города. Без их самопожертвования нынешний территориальный спор между Украиной и Россией не имел бы никакого смысла, так как Крым просто был бы одним из заморских департаментов 5-й республики вроде Французской Гвианы или Гваделупы". 

Письмо показалось нам весьма интересным, заслуживающим самого активного обсуждения. Не находим ли мы параллели меду сегодняшними событиями и "делами давно минувших дней"? 

Очевидно одно: так относиться к памятникам истории недопустимо. В архиве наших корреспондентов нашлись вот такие снимки 2010 года: 


В музее Краснознамённого Черноморского Флота с того дня хранится красное знамя со следами крови. К сожалению, сегодня в музее нерабочий день, и запечатлеть его не удалось.

Слава Богу, сегодня доска не соседствует с изображениями полуобнажённых дам, но за ней полно мусора: окурки, газеты, обёртки от конфет. Видимо, как курили и ели тут сотрудники магазина, так за неё и засовывали. Что смог, корреспондент извлёк и выбросил. 


Ну и сама доска выглядит далеко не лучшим образом, гораздо хуже, чем 5 лет назад.

Не пора ли привести её в порядок и сделать так, чтобы не аляповатые рекламы бросались в глаза прохожим с фасадов домов, а то, что не даёт нам забыть прошлое, учит правильно жить сегодня и позволяет с оптимизмом смотреть в будущее?



Екатерина Васильева


Подписывайтесь на новости «!Nформер» в социальных сетях: ВКОНТАКТЕ | FACEBOOK | TWITTER
 

Встройте "ИНФОРМЕР" в свой информационный поток, если хотите получать оперативные комментарии и новости:

Подпишитесь на наш канал в Яндекс.Дзен
Добавьте "ИНФОРМЕР" в свои источники в Яндекс.Новости или News.Google
Также будем рады вам в наших сообществах во ВКонтакте, Фейсбуке, Твиттере, Одноклассниках



2352




 
 
новости без политики
как добавить свой twitter аккаунт?
ЛУЧШИЕ ТВИТЫ
@lifenews_ruLIFE.ru
МЧС увеличивает группировку спасателей на месте прорыва дамбы под Красноярском. Поисковую операцию на месте ЧП ведё… https://t.co/npx1aQxR9w
19·10·2019 05:27
@lifenews_ruLIFE.ru
При прорыве дамбы погибли шесть человек и 14 пострадали: https://t.co/9uSdLBhnUT https://t.co/RZRh5p2u9j
19·10·2019 04:44
@lentaruofficialЛента.ру
Украинский «Азов» захотели признать террористами в США. Американские конгрессмены утверждают, что именно эта органи… https://t.co/jaHgnOXPgW
19·10·2019 04:35
@lifenews_ruLIFE.ru
Два рабочих общежития затопило из-за прорыва дамбы в Красноярском крае: https://t.co/gJsyuTJdRA https://t.co/bWdCzkGeB5
19·10·2019 04:27
@lentaruofficialЛента.ру
В Киеве снова придумали, как сэкономить на газе. «Нафтогаз» выкатил целый список требований «Газпрому», который «зл… https://t.co/cqn9ww2mUI
19·10·2019 03:48