72.17p
81.47p
06:59
09.07.2020
10007
 

Как ругались на Руси

 

Встройте "ИНФОРМЕР" в свой информационный поток, если хотите получать оперативные комментарии и новости:

Подпишитесь на наш канал в Яндекс.Дзен
Добавьте "ИНФОРМЕР" в свои источники в Яндекс.Новости или News.Google
Также будем рады вам в наших сообществах во ВКонтакте, Фейсбуке, Твиттере, Одноклассниках

Как ругались на Руси

Окружающий нас мир полон загадок. И не только в областях археологических, космогонических или тайн военно-политических.

Например, полной загадкой является выражение «нецензурная брань», относящееся к такому проявлению в общении в русскоязычной среде, как использование «мата» — или вместе, или вместо русского языка.

В чём загадка?

Так в смысле, а именно: НИКАКАЯ брань не может быть цензурной. Потому что цензура в современном понимании значения данного слова – это система некого государственного контроля и ряда тех или иных ограничений в сфере распространения информации на любых видах носителей её: «на бумаге», «по радио», «в интернете», «из телевизора» и так далее.

И смысл этих ограничений носит исключительно «защиту государства» от посягательств на «власть» государства со стороны маргинальных группировок внутри самого общества или со стороны иных государств.

В своё время в России сторонники «за веру, царя и Отечество» проморгали большевистских маргиналов и потеряли государство.

Ибо тот, кто ВЛАДЕЕТ информацией, – владеет миром.

Брань без цензуры на Руси

Тем более что понимание «брани» исключительно как ругательного и оскорбительного слова или сочетания слов не совсем правильное понимание. Ибо брань – это ещё и битва, война, бой...

Когда на «поле брани» основными аргументами в отстаивании своей точки зрения являются не оскорбляющие «информационные» слова, а реально убивающее оружие.

Цензурирование «словесной брани» — это равноценно сертифицированию мимики лица.

«Ругань», как насмешка (в стародавние времена слово «ругъ» означало «насмешка») или сквернословие матерное, как попытка расчеловечивания человека – не являются государственной «информацией», требующей государственного цензурирования, а представляют собой «озвученные» эмоции, чувства и ощущения, в которых ЧТО, КАК и в присутствии КОГО «можно» говорить, а что говорить «нельзя» никак, нигде и никогда определяется исключительно решением самого человека в выборе между использованием «слов мата», как орудия разрушения своей души, или контроль над тем, что изрекают уста, дабы оградить душу от «матерного» разрушения.

Чистоту речи превосходно табуируют воспитание. Если оно, конечно, имеется.

Увы, законодательно запретить матерное сквернословие нельзя. Матерились, матерятся и будут материться: так ли, эдак ли и по-всякому.

Сквернословие можно ПОБЕДИТЬ только системным и многолетним воспитанием в человеке уважения к самому себе на элементарных вещах под названием советы мудрых людей.

Святой Апостол Павел рекомендовал: «Всяко слово гнило да не исходит из уст ваших».

А из всех гнилых слов самое гнилое, без всякого сомнения, является сквернословие.

Для привыкших пользоваться сквернословием точно так же, без всякого сомнения, загрязняются мысли, растлевается сердце, развращается воображение — всё вместе приводит к загниванию души.

Так что воспитывать в СЕБЕ отвращение к сквернословию, дабы сберечь душу, необходимо.

Именно воспитанием уважения не к окружающим, а исключительно к самому себе!

Потому что мат из уст – это не просто звуки, а черта, характеризующая бесовское попрание души изрекающего матерные слова.

Так что если матершинник более уважает беса, чем самого себя – тогда и человеком он именоваться не может, теряя с помощью матерного сквернословия образ и подобие Божие.

Всё абсолютно просто в теории.

И всё абсолютно сложно в практике при стремлении к избавлению от матершинных привычек.

Мат делает ум примитивным, не способным выстраивать художественные или научные «артикулированные конструкции» с использованием БОЛЬШОГО количества «структурных единиц языка», упрощая всё до набора из пары десятков из них.

И вот эта фраза Ульянова-Ленина: «Данная точка зрения бесповоротно закрывает дверь не только для всякого фидеизма, но и для той профессорской схоластики, которая, не видя объективной реальности, как источника наших ощущений, «выводит» путём вымученных словесных конструкций понятие объективного, как общезначимого и социально-организованного». При «переводе на мат», скорее всего, прозвучит коротко и просто: х…я профессорская и полный п…ц фидеизму!

Ибо в начале было СЛОВО.

И Слово было у Бога, и Слово было Бог.

То есть для человека, как образа и подобия Божиего, в словах, то есть в артикулированной звуковой системе ИЗНАЧАЛЬНОГО общения с Богом «ругаться» между собой и «сквернословить» друг на друга – НЕ «планировалось».

Да и какой в этом был смысл?! Потому что «послать» Бога – если по скудоумию, можно – но только результата для такого смельчака никакого не будет.

А вот если «пошлёт» Бог – надо ли уточнять, что будет с такими «героями», как, например, из Содома и Гоморры?

Куда же подевалось то «изначальное» и почему «исчезло» – это вопрос, относящийся исключительно к человеческой гордыне, как самому тяжкому греху человеческого «восстания против» Бога.

Восстание же это, как мы знаем, БЕСславно закончилось тотальным утоплением восставших в водах Всемирного потопа.

Бог пошлет

Впрочем, знать и понимать, а, тем более, делать правильные выводы из узнанного и пережитого – человечество так и не научилось.

То, что слово может, как СОЗИДАТЬ, так и РАЗРУШАТЬ душу, а, значит, и самого человека – не подлежит никакому сомнению.

Так что государственное «цензурирование брани» – занятие бесполезное. Единственным цензором здесь может быть только САМ человек, отдающий себе отчёт в СИЛЕ слова.

Потому что одно дело - словесная «насмешка», «шутка» или «подколка», характеризующие того или иного человека в глазах окружающих его людей в нюансах его характера, поведения, внешности и привычек на БЫТОВОМ уровне.

И совсем другое дело – это целенаправленное «унижение» человека попыткой «низвержения» его словами в скотское «состояние». То есть расчеловечивание оппонента до уровня всего лишь мужских и женских гениталий «с вариациями на тему». Но эти «вариации» АВТОМАТИЧЕСКИ «оскотинивают» и того, кто позволяет себе подобные «речи».

Впрочем, мы немного отвлеклись.

Если кто-то считает, что русский мат - это всего лишь(!) один из диалектов(!) русского литературного языка, а, например, «творчество» группы Ленинград - это русское «современное искусство» – тогда бес ему в товарищи.

русский мат как современное искусство

Горбатого – могила «исправит». Или ад «переплавит».

Трудно здесь не согласиться со Святым Иоанном Златоустом: «Когда кто матерными словами ругается, тогда у престола Господня Мати Божия данный Ею молитвенный покров от человека того отнимает и Сама отступает, и который человек матерно избранится, себя в той день проклятию подвергнет, понеже матерь свою ругает и горько её оскорбляет. С тем человеком не подобает нам ясти и пити, аще не отстанет от онаго матернаго слова. За срамословие Бог попущает на человека беды, напасти и многия болезни».

Аминь.

Для тех же, кто всего лишь «ругается» в порыве чувств, но без современных «матерных конструкций», вспомним немного из того, как с этим делом обстояло на Руси стародавней.

Сразу же необходимо отметить, что современный «мат» примитивен, скуден, мало разнообразен и мало разноОбразен, скучен, БЕЗфантазиен, уныл и НЕ уникален для русской речи.

Никакой «поэзии» – одна пошлятина.

В этом смысле наши далёкие предки были людьми очень творческими, очень наблюдательными и очень, по-хорошему, «острыми на язык» и «хитрыми на ум».

Судите сами. Вот «привычный» для нас «дурак».

Но во времена полного отсутствия всяческого интернета этот «привычный» звучал более «непривычно» и витиевато, а именно: НЕСМЫСЕЛ, ОСТОЛБЕНЬ, ДУБОТОЛК, МЕЖЕУМОК, ОКОЛОТЕНЬ, ЛЮБОДЫРНЫЙ, МОРДОФИЛЯ, БОЖЕДУРЬЕ.

Вполне себе разнообразно и… поэтично!

Так мордофиля – это разновидность не просто «усреднённого» дурака, а дурака… чванливого и хвастливого! (Мол, ума-то мало, а вот мордой шибко важничает). Как, например, Зеленский – президент нынешнего государственного недоразумения под названием Украина.

Или если человек был «слаб на голову» от рождения, то такой дурак в древности именовался – божедурье (Божий дурень).

Немного туповатого «от природы», которого нынче именуют «тормозом», тогда называли – любодырный. (Возможно, от «дырки в мозгах», где мысль не удерживается и её «выносит» постоянным сквозняком).

А вот в нашем современном понимании человек «среднего ума», унылый середнячок, то есть «гениальными» просветлениями не хватающий звёзд с неба, именовался очень точно – межеумок!

Согласно этимологической науке дурак происходит от присоединения суффикса -ак к корню древнерусского слова праиндоевропейского характера «дурый», означавшего – глупый.

Есть и другое толкование, а именно – происхождение слова «дурак» от также праиндоевропейского «дур», что означало – кусать, жалить, трансформировавшихся затем в «бешеного» и «сумасшедшего», и, далее – в того самого «глупого».

Однако в русских народных сказках Иван-дурак далеко не «мордофиля» или «остолбень», а такой себе-на-уме никогда неунывающий парень, ловко выкручивающийся из разных непростых ситуаций с прибытком для себя.

Иван-дурак

На Руси стародавней имена имели особое значение, у каждого человека их было несколько, как у нас сейчас – в некотором приближении – Фамилия. Имя. Отчество.

В древности «крестильное» имя давалось при таинстве Крещения. С этим именем человек молился, причащался, венчался и под этим именем отпевался по завершении земного пути. Лишний раз «крестильное» имя «всуе» старались не произносить и не разглашать, скрываясь таким способом от происков «нечистой силы».

«Крестильное» имя чаще всего бралось из календаря с имена святых, которые становились покровителями своему новому тёзке.

В повседневной жизни предпочитали пользоваться другим именем, которое в большинстве случаев бралось от отца, деда или более далёкого предка.

Кроме того были ещё и так называемые имена-обереги, как некая форма защиты «от сглаза».

Причём, именно «оскорбительное» звучание такого имени и являлось сутью «работы механизма» оберега, как некой дымовой завесы, скрывающей человека от «чужого глаза» и прочих «чертей» на «иррациональном» уровне.

Симпатичного «на лицо» могли назвать «Косым» и чистоплотного в быту – «Грязным». Или «Дураком», если человек отличался недюжинным умом. Во всяком случае, в истории известен князь с таким «набором имён», как: Иван Иванович Бородатый Дурак Засекин из ярославской ветви рода князей и царей Рюриковичей.

Или классический Кощей Бессмертный, как квинтэссенция сказочного зла.

Кощей совершенно не означает, что «злыдень» очень худой, костлявый, «кощейный мослами», тощий и похож на дистрофика в крайнеё стадии истощения. Именно таким мы привыкли видеть и представлять себе Кощея (на фото ниже).

Кощей Бессмертный

Однако Кощей – это не внешняя форма фигуры, а внутреннее содержание души. И содержание это означает жадину, жлоба и скрягу, готового удавиться и удавить за копеечку. То есть одна из ипостасей абсолютной бесовщины, как тотального поклонения золотому тельцу, то есть – мамоне…

Кстати, такими Кащеями во плоти являются ВСЕ олигархи в современной России. А их кощеево царство – это мировая глобальная экономика.

Наши предки широко использовали ругательные конструкции из «животного мира», например: скотина безмозглая, козлище вонючий, собака шелудивая, червь бесхребетный и так далее и тому подобное.

Смысл был один – осудить низкие (в понимании ругающегося!) моральные, нравственные, умственные и так далее грани развития «обзываемого» оппонента.

Широко использовались и отрицательные персонажи, и силы из мира потустороннего, а именно: «бесы», черти», «ведьмы», «вурдалаки», «ожившие мертвецы» и тому подобное. Но фразами с привлечением в ругательные конструкции всего подобного наши предки всё-таки старались не злоупотреблять – мало ли!..

Можно и на свою голову накликать беды, так как наши пращуры точно знали, что упоминание имени нечистого может фактически(!) привлечь его в этот мир.

Как тут ни вспомнить: «Не посылай меня к чертям. Я с ними обязательно скооперируюсь, мы вернёмся вместе – и тогда вам мало не покажется!».

Или как у А.С.Пушкина:

«…Бесконечны, безобразны, В мутной месяца игре Закружились бесы разны, Будто листья в ноябре.

Мчатся бесы рой за роем, В беспредельной вышине. Визгом жалобным и воем Надрывают душу мне…» – то есть бесы пытаются влезть в каждую душу.

Но были в стародавние времена и совершенно ОРИГИНАЛЬНЫЕ слова или, как их называют учёные филологи, – УНИКАЛЬНЫЕ лексемы. В контексте нашего разговора, естественно, ругательные.

Большинство из них утеряно. Как по смыслу, так, впрочем, и по произношению с употреблением в современном быту.

Хотя некоторые ещё понимаемы до сих пор и порой применяемы.

Например:

ПЕНТЮХ – малопривлекательный образ эдакого неповоротливого, нерасторопного, чаще всего толстого и обрюзгшего человека с большим «пивным» животом.

Или ВАЛАНДАТЬСЯ в современном контексте – лодырничать, бездельничать, «сачковать» во время конкретного дела.

Хотя изначально под этим подразумевалось вообще просто бесполезное времяпровождение. Типа валяться на диване и часами созерцать полёт мухи по комнате. И размышлять о том, откуда же у мухи берутся силы на размахивание крыльями, если она часами висит в воздухе «без дозаправки»!

Не очень внешне видного из себя мужичка называли ФУФЛЫГОЙ – вполне понятное и употребляемое и сейчас слово.

СТЕРВА не являлось отчаянным ругательством, а всего лишь обозначало никчемного ни в чём человека. Так что, именуя некоторых российских политиков и народных депутатов стервами, мы их не оскорбляем, а всего лишь точно фиксируем их «пользу» для общества.

К списку явно утерянных принадлежат, например, вот эти словесные «смыслы»:

ТЮРЮХАЙЛО – это всего лишь… неряха.

А ЗАХУХРЯ – неопрятно выглядевший непричёсанный человек, причём, как мужчина, так и женщина.

Или ПЫНЯ – своенравная женщина, которая высоко себя «несёт по жизни», горделиво и неприступно. То есть – вся «на понтах». Как жёны, дочери и любовницы олигархов.

Очень точное ВИЗГОПРЯХА или ещё СВЕРБИГУЗКА, обозначавшая девицу, которая не в состоянии была длительное время усидеть на одном месте. То есть та, которую мы именуем «егоза». Всё по клубам да по барам-дискотекам…

Кстати, порой слова, про которые мы можем подумать, что они были чрезмерно ругательными – для наших пращуров оскорблением личности не являлись: «Варнаки ловитву устроили. И рядом мужик, кивая, соглашался, говоря: так тож бардадым».

Хотя… а о чём тут вообще речь идёт!?

На Руси мужчина без бороды – это был нонсенс! Поэтому таких называли Скоблёное Рыло, чаще всего накладывая сию словесную конструкцию на иноземцев, для которых наличие бороды не являлось обязательным атрибутом внешнего вида и приличия.

Патриарх Адриан в своё время по поводу бороды написал: «Человека Бог создал с бородой, и лишь псы с котами безбородые».

Всех кто «скоблился» (брился) отлучали от церкви. Ибо человек, исповедующий веру Христа, по своей внешности должен походить на образ Христа.

Жёстко, но вполне понятно и объяснимо в реалиях того времени.

Кстати, наши предки называли ещё всех иноземцев на Руси НЕМЦАМИ, то есть немыми, не умеющими говорить по-русски.

А вот излишнего «позубоскалить» к месту и ни к месту человека именовали АЩЕУЛОМ, ПУСТОБЁХОМ или ПРЕСНОПЛЮЕМ.

Пьяницу на Руси именовали ТОРТЫГА, а шибко охочего до женского пола «ходака» называли БЗЫРЯ, БЛУДЯШКА или КУРОЩУП.

Сплетницу же именовали ГЛАЗОПЯЛКОЙ или РАСЩЕКОЛДОЙ, ОБЛОМОМ – грубияна, а ЕРПЫЛЁМ – мужичка невысокого роста.

Женщин с пониженной социальной ответственностью именовали: ВОЛОЧАЙКА, ГУЛЬНЯ, ТЕТЁШКА, ЁНДА, ПЛЕХА или БЕЗСОРОМНА.

А мужчин, предпочитающих общественно полезному труду бродяжничество и тунеядство, величали ШЛЫНДА.

Неуклюжего называли НЕПОВОРОТЕНЬ, обманщика и плута – ОБДУВАЛО, а глупца – НЕСМЫСЕЛ.

И так далее и тому подобное.

И никакого примитивного «мата» на х…, на п… на е/ё…

«Специалисты» утверждают, что мат на Руси был давно-давно.

И в качестве аргумента приводят берестяные грамоты, одна из которых обнаружена в Великом Новгороде и датируется 12 веком, на которой начертано «привычное» для нас матерное слово в слегка изменённой орфографии.

берестяные грамоты

«…Маринко, пишет тебе Милуша. Пора бы нашей знакомой Косе Великой выходить замуж. Маринко, ты... (далее следует грубое слово на букву «п»). Когда отдашь причитающийся с тебя должок?..»

Так вот специально для «специалистов» необходимо уточнить, а именно: мата на Руси – не было. Мата, как «словесного орудия» циничного и целенаправленного унижения человека в особо извращённой ругательной форме, выходящей за рамки человеческого общения в область чистой бесовщины.

А были слова, всего лишь называющие некоторые органы человеческих тел и ряд специфических манипуляций с ними в известных «интимных обстоятельствах».

То есть слова эти были в бытовом смысле привычными, а не ругательными вне контекста ситуации или экстраполяции её на иные объекты и явления.

Потому что «ругательных» слов на Руси хватало с избытком и без современного генитального «матерного набора».

Ниоткуда не следует, что на момент рождения соответствующих слов, обозначающие половые органы, эти слова воспринимались матом.

Мат же – это именно оскорбление, как личности человека, так и вещей, событий или явлений, являющихся важными для части общества методом вульгарного сравнения их со «срамными» частями тела или деталями полового акта.

Назвать сукой самку собаки – это одно, а вот услышать такое в адрес, например, своей матери, жены или сестры – это совсем другое.

То, что мы сегодня считаем матерными словами «на бересте», существуют давно, но первоначально имели только буквальный смысл и значение, а не употреблялись, как оскорбление и ругательство.

Так что современный мат – это довод того, у кого нет аргументов, нет уважения к себе и нет уважения к родному русскому языку.

В качестве иллюстрации: ««Гол, как сокол», говорим мы о крайней нищете. Но это поговорка к птицам не имеет никакого отношения. «Соколом» в старину на Руси называли таран, орудие из железа или дерева в форме цилиндра. Его подвешивали на цепях и раскачивали, таким образом пробивая стены и ворота крепостей неприятеля. Поверхность этого орудия была ровной и гладкой, попросту говоря, голой. Словом «сокол» в те времена называли инструменты цилиндрической формы: железный лом, пест для растирания зерна в ступе и т.д. …».

Так что «…с точки зрения банальной эрудиции, не всякий локально селектированный индивидуум способен игнорировать тенденции потенциальных эмоций и паритетно аллоцировать амбивалентные кванты логистики, экстрагируемой с учётом антропоморфности эвристического генезиса…».

Ну-у-у, типа сам дурак!

Остромиров В. И.

Мнение авторов и спикеров может не совпадать с позицией редакции. Позиция редакции может быть озвучена только главным редактором или, в крайнем случае, лицом, которое главный редактор уполномочил специально и публично.


 
 

Встройте "ИНФОРМЕР" в свой информационный поток, если хотите получать оперативные комментарии и новости:

Подпишитесь на наш канал в Яндекс.Дзен
Добавьте "ИНФОРМЕР" в свои источники в Яндекс.Новости или News.Google
Также будем рады вам в наших сообществах во ВКонтакте, Фейсбуке, Твиттере, Одноклассниках



10007