64.22p
70.94p
02:06
21.09.2019
2071
 

Ко Дню защитника Отечества. Долгая дорога домой (фото, видео)

 

Встройте "ИНФОРМЕР" в свой информационный поток, если хотите получать оперативные комментарии и новости:

Подпишитесь на наш канал в Яндекс.Дзен
Добавьте "ИНФОРМЕР" в свои источники в Яндекс.Новости или News.Google
Также будем рады вам в наших сообществах во ВКонтакте, Фейсбуке, Твиттере, Одноклассниках

ОКОНЧАНИЕ

НАЧАЛО ЗДЕСЬ 

- Мама не рассказывала нам про войну. - Говорит старшая дочь Шевкие Абибуллаевой Зарифа-ханум. - Жили мы себе и жили в Самарканде, ни о чём не думая. В 1965 году маму разыскали однополчане с помощью статьи в журнале "Работница", пригласили на встречу в Севастополь, помогли оформить разрешение на въезд. Во время той встречи в 1966 году мама побывала на родине и загорелась идеей возвращения, хотя в те времена это было абсолютно невозможно. Помню, она прилетела домой с букетом крымских пионов такая воодушевлённая. Ещё была жива бабушка. И только тогда, когда мама начала всерьёз хлопотать о переезде, они нам стали кое-что рассказывать о прошлом.

Как говорит Шевкие, обращалась она за разрешением в пять инстанций: от милиции до Верховного Совета. После активной помощи однополчан ей, наконец, позволили вернуться и поселиться в Белогорске, куда Шевкие приехала в 1972 году. Там ей удалось купить избушку, но прописывать её долго отказывались, относились с подозрением. 

Дочки остались в Самарканде, учились в институтах, а она была совсем одна, и утешала себя тем, что рано или поздно, её мечта о возвращении в родное село сбудется. Прописали Шевкие только после её очередного письма и прямого указания председателя Президиума Верховного Совета СССР Н. В. Подгорного по ходатайству бывшего в 1941 году заместителем командующего 51-ой армией Южного фронта генерала П. И. Батова, в эти годы занимавшего пост председателя Советского комитета ветеранов войны.

Творческая натура Шевкие привела её в Белогорский хор ветеранов, где в свободное от работы время она все годы жизни там пела своим сильным альтом.

Зарифа-ханум приехала к матери в 1974 году. После огромного Самарканда - красивейшего города с богатыми культурными традициями Белогорск показался ей страшным захолустьем. Её прописали сразу, взяли технологом на завод, в 1977 году она вышла замуж за русского парня, перебралась в Севастополь и мать к себе забрала. Приехала Земфира. Сёстры начали хлопотать о документах матери, её наградах, жилье. Всё доставалось с огромным трудом. Шевкие не верили, порой оскорбляли её. Например, председатель совета участников героической обороны и освобождения Севастополя М. Г. Байсак обзывал Шевкие татарской мордой, требовал от неё военный билет, зная, что его, как и другие документы, у неё как члена семьи депортированных отобрали. В Днепропетровском государственном институте медико-социальных проблем инвалидности Министерства здравоохранения Украины (ДИВИТИН) о привезённых из Средней Азии медицинских справках сказали, что Шевкие их купила, пытались выставить её сумасшедшей.

- Одно время я работала диетврачом в одном из миргородских санаториев. - Вспоминает Земфира Наврузовна. - В те годы мне довелось присутствовать в суде, где шёл процесс над семьюдесятью украинцами, служившими при немцах полицейскими. Несмотря на возраст, отношение к предателям было весьма суровым. А у нас на стендах есть страницы, посвящённые крымскотатарской семье, в которой было 8 сыновей и дочь. 7 сыновей погибли, защищая нашу Родину. С фронта домой ехал единственный, оставшийся в живых сын, а родителей в это время уже везли в товарном вагоне в Среднюю Азию. И мать до встречи с сыном так и не дожила. Также в музее представлены фотографии шестидесяти шести крымскотатарских девушек, как и наша мама, защищавших Севастополь от фашистов. Половина из этих девушек погибла. 

Мы с Александром Никитичем просим Шевкие рассказать, как она подожгла вражеский танк.


- Был бой в районе Сухарной балки. На нас шло 5 - 6 танков. Тактику я тогда ещё знала плохо. Командир сапёров Ковалёв сказал солдату Юре Махарадзе, чтобы он стрелял из противотанкового ружья по гусеницам танков. А мне дал две бутылки с зажигательной смесью, показал, как вынуть запал, и объяснил, что когда голова танка смотрит вниз, танкист меня видит, а когда вверх - нет. Я Юре заранее к ноге проволоку привязала на тот случай, что если его ранят, я буду тянуть. Мне надо было лежать и дожидаться, когда танк надо мной вверх поднимется. Вот он поднялся, и я бросила бутылку. Танк загорелся и остановился, а Юру ранило. Но атаку мы отбили. Приехали корреспонденты, а наши сапёры фотографу кричат: "Никому не подходить, это Шурин танк"! - Смеётся Шевкие. 


Мало того, что она "своих" 55 человек с поля боя вытащила, так спасла ещё и "чужого" солдата. Шевкие вместе с комбатом Александром Гортуновым наблюдала за боем в бинокль. Они заметили, как режущему колючую проволоку солдату попала в голову граната. Она не взорвалась, но по иронии судьбы разбила ему череп. Шевкие рванулась на помощь, но командир Галкин её не пускал, так как в том подразделении был свой санитар. Шевкие очень просила её отпустить. И тогда ей сказали: "Мы тебя не пускаем, а ты как хочешь". И она бросилась к раненому. На всю жизнь осталось у неё сильное впечатление от вида его пульсирующего головного мозга. Хорошо, что подоспел санитар соседнего подразделения, ведь ещё 500 метров пришлось тащить солдата на "венике". В одиночку девушке с этим было бы не справиться. В последующем раненого благополучно отправили на Большую землю.

- Очень солдатики наши были весёлые, дружные, уважительные. - Вспоминает Шевкие. - Спали все в одном окопе. Я стеснялась, но они берегли меня. Ещё им смешно было, как я разговариваю. Если ранят, просили: "Шура, держи мою руку, пока операция не кончится". 

- А помните ли Вы такие моменты, когда бойцы шли в сражение с именем Бога на устах? 


- Пред боем всем по сто граммчиков наливали. Меня заставляли, но я не пила, ребятам отдавала. Немцев выгоняли с песнями: 

"В бой за Родину, в бой за Сталина, 

Боевая честь нам дорога!" 


- Прямо вот с этими словами шли в бой? 

- Да. - Подтверждает Шевкие. 

Особое место в музее занимает знамя: 


Легендарная 25-ая Чапаевская дивизия навсегда прекратила своё существование именно на рубежах Севастополя, на мысе Херсонес. Ведь именно там было утрачено её знамя, а с утерей знамени как в мирное, так и в военное время воинская часть расформировывается несмотря ни на какой героизм. "Поэтому даже сегодня у знамён всех частей России стоит круглосуточный караул. Самый тяжёлый караул по стойке смирно. Настоялся в своё время". - Вспоминает Александр Демидов.

Из свидетельских показаний известно, что в районе мыса Херсонес было спрятано три знамени.


- Они не были утеряны или сданы врагу! - Ссылается на рассказы очевидцев Земфира Наврузовна. - Оказавшись в плену, один из раненых командиров утопил знамя, помещённое в чайник. Второй долго носил знамя на себе. В последующем он его закопал. А третье знамя было найдено после войны в Инкерманском монастыре.

Я не могла смириться с отсутствием знамени. С трудом нашла изображение самого первого флага этой дивизии времён революции, когда ещё не было единого стандарта для знамён, главное, что бы полотнище было красным, а дальше, как художник решит. И вот такое знамя мы изготовили, а внуки Шевкие выносили его в день торжественного открытия музея. Есть надежда, что поисковики ещё найдут настоящее знамя 25-ой Чапаевской дивизии. 

В результате отступления наших войск Шевкие в числе других нескольких десятков тысяч человек оказалась в районе 35-ой береговой батареи. 

- В плену, - рассказывает Шевкие, - я была всего один день. Мне и пятерым солдатам удалось сбежать с 35-ой батареи. Добрались мы до кладбища в районе улицы Пожарова. Спрятаться нам помогла женщина по имени Анна Яковлевна, которая жила с мужем в пятом доме по улице Киянченко. Этот дом сохранился до наших дней. Тогда около этого дома стояла 222-ая зенитная батарея. Там мы прожили шесть дней. У меня ноги после ранения были в гипсе. Но ничего не поделаешь, надо было пробираться к партизанам. Мы взяли корзиночку и пошли как будто на базар в районе вокзала. Военный врач Кравченко, комиссар Ганиев, харьковский разведчик Владимир Губенко были одеты, как старики. Перешли мы в сторону Байдарской долины. Встретил нас комиссар Краснов. Он организовал отряд из двадцати - двадцати пяти человек. Но сразу попали в окружение. Оружия у нас почти не было, и мы разбежались. Вчетвером нам удалось добраться до села Красный Мак. И дальше мы пошли в леса восточного Крыма, где встретили партизан и вступили в южное партизанское соединение, которым командовал М. А. Македонский. Бывший прокурор Ялты Селимов был там комиссаром. 9-ый партизанский отряд позже соединился с седьмым. Комиссаром стал Мустафа Мамутов, а командир Рифат. 

Через некоторое время меня определили в разведку. Я ходила в лес, вроде, за хворостом, грязная, босиком, всё, что видела, докладывала. Ходила пешком до Симферополя под видом нищей. Так как немецкий я понимала, то всё запоминала и докладывала командиру. 

Нередко донесения командованию приходилось писать с помощью шифра. Оставляла письмо в определённом месте, а оттуда его забирал другой человек, которого я уже не знала. Это на фронте мы друг с другом были знакомы. Подпольщики же друг друга не знали. 

В 1944 году при освобождении Крыма в Куйбышевском районе, недалеко от нынешнего Соколиного я встретила своих однополчан, с которыми два года назад защищала 35-ую батарею: комиссара Иванова, который брал у моего дяди продукты, и политрука Сугурьянова. Вот так мне повезло! Спросили они у меня про дядю. Я заплакала, сказала, что повешен немцами. 

Меня снова взяли в мой полк, который находился в районе села Куйбышево. Вызвали в штаб, отправили в село Красный Мак на разведку. В это время у меня там жили мама и сестра. Отчим погиб при бомбёжке. 15 апреля босиком с хворостом под мышкой пешком я дошла до табачной плантации, увидела отступающих немцев. В деревне не было ни души. Вернулась, доложила, где немцы. И полк двинулся в путь: к Сапун-горе, 30-ой батарее... Как уходили из города, так же и вернулись. 

Когда мои сослуживцы узнали о депортации, то всячески меня оберегали от сообщения об этом. Но, конечно, я узнала. Узнала и о том, что ещё в 1942 году крымских татар снимали с передовой. Но меня почему-то не отозвали. Наверное, была очень нужна? 

Пошла в обком.

Первый секретарь обкома Булатов посоветовал мне выйти замуж за грузина или русского и оставаться здесь. Командование Черноморского флота порекомендовало отправить меня в санаторий в Ялту переждать. Но я сказала, что поеду туда, где моя мать. 

 

Ещё на мысе Херсонес командир дал Шурочке Камышлынской сумку с письмами бойцов, которые были ими написаны на 35-ой батарее для своих родных. Её попросили их разыскать и передать им письма. С этой сумкой у Шевкие связаны тяжёлые воспоминания, о которых она пока говорить не готова. 

В любом случае в двух небольших рассказах поведать обо всей удивительной жизни этой женщины нереально.

Шевкие села на поезд, где было много раненых, отправленных на Большую землю. В районе Харькова поезд подвергся страшной бомбардировке. От него осталось только два вагона. Спасшихся, среди которых оказалась и Шевкие, погрузили на баржи, и они продолжили свой путь. В конце концов раненые прибыли в Аккурганский район, где их поместили в госпиталь. Среди госпитализированных оказались больные сыпным тифом. У Шевкие тоже началось недомогание. Температура тела быстро поднялась до сорока двух. Она потеряла сознание, а очнулась через несколько дней в ...морге. Сотрудники морга были страшно перепуганы, когда увидели, как из мертвецкой кто-то выползает. 22 дня девушка находилась между жизнью и смертью. Лекарств не было. Помнит, что лечили её сульфидином. К моменту выздоровления она весила 27 килограммов. У неё полопалась кожа, которую слоями снимали в ванне с водой.

Такой истощённой, наголо остриженной выписалась Шевкие из госпиталя и отправилась искать свою семью. По дороге она подбирала беспризорных детей. В Узбекистан привезла 36 человек и с ними явилась к матери, которая её не узнала, а узнав, упала в обморок. Вначале Шевкие хотела оставить всех детей у себя. Мать не возражала. Бабушка и сестра их искупали, переодели, накормили. Но представители социальных служб всё же настояли на том, чтобы этих детей отправили в детский дом.

В Самарканде Шевкие сначала работала грузчицей, потом окончила шестимесячные курсы медсестёр и устроилась на работу в роддом. Была членом общества "Знание", вела активную общественную работу в области патриотического воспитания молодёжи, навещала спасённых ею детей. (Через 50 лет двое из них разыскали Шевкие уже в Крыму. Один и по сей день живёт в Красногвардейске. Всю жизнь они называли Шевкие матерью, хотя она была их ненамного старше).

Шевкие интересуется политической обстановкой в мире и всеми новинками, посвящёнными Великой Отечественной войне. Сейчас она читает книгу Ю. В. Падалки "Пароль: "Севастополь". А в 2010 году вышла книга Н. С. Шестакова "Запоздавшие письма из ада", где есть и её воспоминания. Шевкие сетует, что нередко корреспонденты (а интересоваться её судьбой стали лишь в последние 5 - 6 лет) переписывает историю на свой лад. Пишут, говорит, что она, например, освобождала Балаклаву, чего не было.

- Мама сильно переживала, что может не дожить до получения паспорта гражданина РФ. - Рассказывает Земфира Наврузовна. - Говорили, что инвалидам войны паспорта будут оформлять на дому. Но когда я начала звонить, узнавать, на самом деле это всё оказалось не так.

Спускалась мама на костылях с третьего этажа. И вот мы с ней на Воронина пришли получать паспорт. С такой гордостью она его получила. Здесь вот поместила его копию и стихи любимого поэта: "Читайте, завидуйте..." 


- Есть ли у меня обиды? - Задаётся вопросом Шевкие. И отвечает: - Есть. На многое. Сколько раз мне приходилось кричать: "Дайте мне сказать правду!" Но у меня нет времени думать об обидах. В коробках хранятся сотни писем и адресов. Нужно достраивать музей и разбирать архивы. 

Недавно Шевкие пополнила экспозицию вот такими собственноручно изготовленными куклами: 


Это сценки из жизни жителей села Камышлы. 


Кстати, камышлы означает место у седла лошади, куда привязывали колокольчики. По их звону жители определяли, свой или чужой подъезжает к дому.

Рядом с мурзой спокойно соседствует ...Надежда Крупская, 


красный угол посвящён Сталину, далее - Ленинский уголок, православные иконы, раненый из Инкерманских штолен, 


фотографии любимого певца Шаляпина, вышитый Шевкие портрет её кумира - Юрия Гагарина с надписью на украинском языке... 

 

Большое сердце Шевкие вмещает всё, что его окружает, но нет в нём места для ссор и вражды.

Она очень интересуется нумизматикой. В этой самодельной сумочке дореволюционные монеты и монеты времён первой обороны Севастополя.

 

Написанные ею портреты земляков и однополчан, имена которых она до сих пор не забыла, напомнили мне творчество ещё одной удивительной женщины Евфросинии Керсновской. О своей полной драматизма жизни она рассказала в шеститомнике "Сколько стоит человек", снабдив повествование рисунками в таком же, наивном (?) стиле.  


В своё время "Балладу о бессмертной и бесстрашной девушке" написал для Шевкие друг семьи Абибуллаевых. Её и другие посвящённые матери стихи со слезами на глазах нам читала Земфира Наврузовна, потому что это были строки и о наших днях: сегодня на стороне правды и справедливости в Новороссии сражается внук Шевкие.

Как оказалось, слишком многим не пошли впрок уроки истории. Особенно больно это осознавать тем, кто однажды их уже пережил.

Шевкие Абибуллаева прекрасно понимает, насколько хрупок наш сегодняшний мир, и для его сохранения просит об одном: изучать, не искажать и не забывать своё прошлое.

Екатерина Васильева
 

Встройте "ИНФОРМЕР" в свой информационный поток, если хотите получать оперативные комментарии и новости:

Подпишитесь на наш канал в Яндекс.Дзен
Добавьте "ИНФОРМЕР" в свои источники в Яндекс.Новости или News.Google
Также будем рады вам в наших сообществах во ВКонтакте, Фейсбуке, Твиттере, Одноклассниках



2071




 
 
новости без политики
как добавить свой twitter аккаунт?
ЛУЧШИЕ ТВИТЫ
@lentaruofficialЛента.ру
«Зону 51» пока штурмуют 75 человек, хотя собирались полмиллиона. Инопланетян пока не нашли: возможно, их отпугнул о… https://t.co/5FsUvtZfLu
21·09·2019 01:06
@lifenews_ruLIFE.ru
Прямая трансляция из Владивостока: https://t.co/gY6zcVSEu8 https://t.co/A7pmGSqfC3
21·09·2019 00:59
@lifenews_ruLIFE.ru
Площадь пожара в ТЦ во Владивостоке возросла до 1000 кв.м: https://t.co/OSdKxgx8gD https://t.co/xo8bED6pDa
21·09·2019 00:37
@lifenews_ruLIFE.ru
Во Владивостоке горит кафе на крыше торгового центра Максим — видео: https://t.co/hP9UD078VC https://t.co/q3h2sDvynT
21·09·2019 00:17
@lentaruofficialЛента.ру
Националисты из SERB снова разбушевались. На этот раз они ворвались в московский «Театр.doc» и закидали помещение ф… https://t.co/uZOZvi9FgX
21·09·2019 00:16