71.13p
80.62p
13:57
15.07.2020
13801
 

Когда люди задают вопросы, у защитника севастопольских предпринимателей волосы дыбом встают?

 

Встройте "ИНФОРМЕР" в свой информационный поток, если хотите получать оперативные комментарии и новости:

Подпишитесь на наш канал в Яндекс.Дзен
Добавьте "ИНФОРМЕР" в свои источники в Яндекс.Новости или News.Google
Также будем рады вам в наших сообществах во ВКонтакте, Фейсбуке, Твиттере, Одноклассниках

Когда люди задают вопросы, у защитника севастопольских предпринимателей волосы дыбом встают?

Основные вопросы, рассмотренные на заседании сессии Законодательного собрания Севастополя 2 июня, - доклад Уполномоченного по защите прав предпринимателей Тимофея Смирнова и доклад Уполномоченного по правам ребенка Марины Песчанской о результатах их деятельности за 2019 год.

«ИНФОРМЕР» уже составил своё мнение о работе этих двух ставленников так называемой «группы Чалого».

Отношение депутатского корпуса к деятельности данных уполномоченных проявилось в вопросах и выступлениях, в ответах – нагляден уровень соответствия их своей должности…

Первым был заслушан доклад Тимофея Смирнова.

Артём Гордиенко спросил о том, какие именно предложения поступали от Уполномоченного по защите прав предпринимателей в оперативный штаб по поддержке субъектов предпринимательства во время пандемии, какие из этих предложений были Правительством поддержаны, а какие - нет и почему.

На конкретный вопрос последовал довольно расплывчатый ответ.

«Наши предложения, - ответил Смирнов, - регулярно поступают, как в Правительство, так и в Законодательное собрание. 90% из них поддержано, мало того, и принято».

90% - от какого числа предложений? Одно, два, десять, двадцать или сто? Цифры могут сильно разниться. Какие именно предложения подал лично, Смирнов не посчитал нужным озвучить.

Зато поучительно заметил депутату: «Чтоб вы понимали, работа уполномоченного заключается в обобщении информации и обсуждении с предпринимательским сообществом и, в том числе, с депутатами Законодательного собрания».

Неужели омбудсмен посчитал, что в сессионном зале собрались сплошь полуграмотные люди?

«Как у вас складываются взаимодействие с исполнительными органами власти - с главным управлением потребительского рынка, Департаментом экономического развития и ДИЗО?», - прозвучал следующий вопрос.

«Ух, Илья Григорьевич, - выдохнул в сторону Журавлёва защитник предпринимателей, - Благодаря совместной работе с Марией Александровной Литовко ряд вопросов, действительно, были решены, которые… м-м-м… Ряд вопросов, да, они носят, имеют характер или находятся в плоскости... э-э-э… уважительного отношения второй стороны. Мария Александровна в своё время построила диалог, нашу работу в том, что мы уважительно относимся и к обязанностям друг друга, и уважительно относимся к рабочему времени друг друга.

Поэтому те вопросы, которые могут быть решены и находятся в её компетенции, решаются достаточно быстро. Чего я не могу отметить с Департаментом имущественных и земельных отношений. У меня нет сегодня возможности сказать, что с ДИЗО налажен конструктивный диалог. Человек, он принимает решения свои, но эти решения не удовлетворяют на сегодняшний день уполномоченного. В 2019 году процесс выстраивания отношений с правительством начат, и об этом было доложено.

Поскольку наши встречи с губернатором будут иметь теперь постоянный характер, то возможность разрешения этих вопросов будет гораздо выше. Он, по сути, является рефери в принятии того или иного решения».

Опять нет прямого ответа на прямой вопрос. Поэтому совершенно неясно, а что делал на ответственной должности уполномоченный ровно год, начиная с 2018 года, если в 2019 году он только начал «процесс выстраивания отношений с правительством»? Да и отношение к губернатору нельзя назвать адекватным, поскольку принятие любых решений главой исполнительной власти основывается сугубо на законах РФ.

Также с конкретными вопросами обратилась к Смирнову Татьяна Лобач.

«Цифры – вещь упрямая, - констатировала она. – К вам за 2019 год обратилось 167 предпринимателей из 23 тысяч. Провожу аналогию с собственными приёмами граждан – цифры в десятки раз больше. Как у вас налажено взаимодействие с предпринимательским сообществом? Сейчас вы назвали тревожную цифру: 67% предпринимателей сталкиваются с проявлением коррупции.

Скажите, что это был за опрос? Какое количество предпринимателей принимало в нём участие? И последний вопрос. У вас в докладе – «отсутствие полноценного института проведения ОРВ нормативно-законодательных актов, в том числе за счёт низкой активности со стороны предпринимателей».

Это процедуру мы налаживали с комитетом по экономике, когда института уполномоченного ещё не было. Скажите, в рамках проведения процедуры ОРВ вы лично подаёте свои письменные предложения? Или вы только информируете предпринимателей о проведении этой процедуры? Сколько таких предложений поступило лично от вас?»

Чтобы всем читателям было понятно, оценка регулирующего воздействия (ОРВ) представляет собой процедуру анализа проблем и целей государственного регулирования, поиска альтернативных вариантов достижения этих целей, а также связанных с ними выгод и издержек социальных групп, подвергающихся воздействию регулирования, для определения наиболее эффективного варианта регулирующего воздействия.

Процедура ОРВ предполагает осуществление следующих действий:

- определение проблемы, на решение которой направлено регулирование той или иной нормы;

- выявление и описание всех возможных вариантов решения проблемы;

- оценка возможных последствий, к которым приведут предлагаемые варианты (затраты, выгоды и т.д.);

- проведение публичных консультаций с заинтересованными сторонами;

- подготовка заключения ОРВ.

Проведение ОРВ направлено на снижение издержек заинтересованных лиц (субъектов предпринимательской деятельности), обеспечение экономии бюджетных средств, снижение риска возникновении коррупции, а также повышения доверия граждан и бизнеса к принимаемым государством решениям. Итоговым результатом ОРВ является повышение эффективности государственного регулирования.

Уполномоченным органом в сфере оценки регулирующего воздействия проектов нормативных правовых актов является Департамент экономического развития города Севастополя.

Какой же ответ дал Тимофей Смирнов?

«Мы лично сами принимаем участие в проведении ОРВ. Для этого привлекаем участников нашего общественного совета, экспертных советов. Поэтому, когда мы делаем оценку регулирующего воздействия, оцениваем её с точки зрения инициативы предпринимательского сообщества и аккумулируем её. После этого эта информация выносится на обсуждение общественного совета, и утвержденная позиция представляется разработчику».

Судя по его словам, то, чем он и его общественники занимаются, никак нельзя назвать ОРВ, поскольку только одна точка зрения, представленная заинтересованными лицами, не может служить целям эффективного государственного регулирования.

Что касается опроса, который выявил якобы 67% проявлений коррупции в отношении предпринимателей, то он, по словам Смирнова, проводился на ресурсе Бубновой «Форпост». Этим всё сказано о его «объективности».

Роман Кияшко обратил внимание на ту часть доклада, где отмечено недостаточно налаженное взаимодействие между властью и бизнесом.

«Но ведь вы и есть связующее звено между властью и бизнесом?» - отметил он.

«С губернатором предыдущим мы не проводили встреч в связи с отсутствием необходимости», - таков был ответ омбудсмена.

Это как надо понимать? Раз не было необходимости, значит, при предыдущем губернаторе всё было хорошо в предпринимательском сообществе? Интересная мысль…

Ещё более примечательным является то, что при каждом удобном случае, Тимофей Смирнов упоминал туристический сектор, который в настоящее время «просто лежит». Его озабоченность вполне понятна: ему есть, кого защищать в этом секторе бизнеса. Его жена владеет туристическим агентством. Да и друзья – семейство Чалого - тоже имеют к нему отношение.

«Иногда смотрим на документы, люди задают вопросы – у меня волосы дыбом встают», - достаточно образное восприятие Смирновым проблем предпринимательства…

Не случайно Василий Пархоменко заметил: «Не согласен с вашим выводом, что вы некая прокладка между Ленина, 2 и Ленина, 3. У вас очень большие функции и полномочия» и попросил сделать прогноз : «С вашей точки зрения, чем вся эта ситуация нынешняя закончится для севастопольского бизнеса?».

«Думаю, рано сегодня говорить об этом. У меня нет возможности анализировать цифры бюджета…», - таков был ответ.

Проанализировал ситуацию депутат Борисов, взяв цифры из открытого доступа:

«Падение ВВП прогнозируется от 6 до16 процентов. Некоторые отрасли пострадают катастрофически. Как следствие произойдёт трансформация рынка. Чем меньше бизнес, тем больше вероятность его поглощения. Вот к чему идёт севастопольский бизнес.

Необходимо сделать так, чтобы как можно больше субъектов хозяйственной деятельности после карантина заработали сразу и в полную ёмкость. Поэтому их надо поддерживать – по заработной плате, по аренде и по налогам. От этого зависит не только их жизненная ситуация, но и перспективное планирование бюджета».

Борисов назвал величину выпадающих налогов – 963 млн. рублей. В 2019 году было собрано 1,6 млрд. рублей. В первом квартале 2020 года поступило чуть больше 400 млн. рублей. Сделанный вывод – меры поддержки бизнеса недостаточны. Борисов предложил пересмотреть бюджет с тем, чтобы найти возможность поддержки бизнеса.

Нечто подобное ожидали услышать от уполномоченного не только депутаты, но и севастопольские предприниматели.

Потому и вопросов к омбудсмену было много. Но что толку приводить полностью его ответы, если конкретики в них чрезвычайно мало?

Как заметила Татьяна Лобач, о проблемах предпринимателей можно говорить часами. Хотелось бы видеть пути их решения.

«Когда в 2018 году выбрали уполномоченного по защите прав предпринимателей, - сказала она, обращаясь к омбудсмену, - очень надеялась, что в комитет по экономике не будут поступать жалобы от предпринимателей. Однако мы самостоятельно собрали письма, которые поступают в Законодательное собрание от предпринимателей. И получаем такие же письма от вас. Вы как уполномоченный должны не писать письма в Законодательное собрание, а написать чёткие свои предложения в Министерство экономического развития Российской Федерации, чтобы ваша позиция была услышана.

С Правительством мы работаем самостоятельно. Разрабатываем законодательные инициативы, в том числе, касающиеся СЭЗ. Все наработки по коэффициентам, о которых вы говорили, это работа комитета по экономике, которая ведётся с 2016 года. Вы сказали, что в связи с пандемией вы не вели приёмы граждан. Считаю, что именно в этот период надо было ехать во все муниципальные образования, организовывать встречи, заключать соглашения со всеми муниципалитетами.

Предприниматели приходят к нам. Готова их выслушивать утром, днём и вечером. Но вам надо входить к нам в рабочие группы и на стадии разработки того или иного нормативно-правового акта вносить свои предложения. Сложилось впечатление, что это был не отчёт о вашей работе, а описание проблем бизнеса города. Вам надо совместно с нами, правительством находить пути решения этих проблем, тогда будем знать, что институт уполномоченного по защите прав предпринимателей работает».

О том, что сделано правительством для предпринимательского сообщества Севастополя рассказала заместитель губернатора Мария Литовко.

Однако роль уполномоченного по защите прав предпринимателя во всех начинаниях просматривалась, мягко говоря, с трудом…

Вновь и вновь выражаем надежду, что депутаты найдут возможность подобрать достойную кандидатуру на столь ответственную должность. И время это - не за горами.

Мнение авторов и спикеров может не совпадать с позицией редакции. Позиция редакции может быть озвучена только главным редактором или, в крайнем случае, лицом, которое главный редактор уполномочил специально и публично.


 
 

Встройте "ИНФОРМЕР" в свой информационный поток, если хотите получать оперативные комментарии и новости:

Подпишитесь на наш канал в Яндекс.Дзен
Добавьте "ИНФОРМЕР" в свои источники в Яндекс.Новости или News.Google
Также будем рады вам в наших сообществах во ВКонтакте, Фейсбуке, Твиттере, Одноклассниках



13801