74.43p
88.93p
08:44
07.03.2021
14687
 

Люди, пережившие ровно 20 лет назад ужас в России, с содроганием вспоминают этот день

 

Встройте "ИНФОРМЕР" в свой информационный поток, если хотите получать оперативные комментарии и новости:

Подпишитесь на наш канал в Яндекс.Дзен
Добавьте "ИНФОРМЕР" в свои источники в Яндекс.Новости или News.Google
Также будем рады вам в наших сообществах во ВКонтакте, Фейсбуке, Твиттере, Одноклассниках

Августовский дефолт – полностью рукотворное явление, неизбежное при том курсе, которым вела страну ельцинская власть. Как громовые раскаты являются обязательным спутником молнии, так и 17 августа 1998 года стало закономерным следствием предательской политики и антинародных реформ.

Придя к власти в 1991 году, правительство Ельцина и Гайдара сразу же приступило к «шоковой терапии». Эти люди не были озабочены ни легитимностью своих шагов, ни их последствиями для населения страны. 

Напомним о признании, которое сделали видные деятели той поры – Юрий Лужков и Гавриил Попов. По их словам, когда в феврале 1992 года Гайдару доложили о многочисленных случаях голодных смертей, тот спокойно ответил, что страна переживает радикальные преобразования, и уход из жизни людей – дело естественно. 

Подобные людоедские идеи целиком вытекали из рекомендаций западных советников – печально известных «чикагских мальчиков» и Международного валютного фонда. Данное им прозвище «экономические убийцы» ярко отражает суть происходивших реформ. Добившись политической победы, глобальный капитал теперь стремился до основания разрушить экономику страны, лишить её оборонного щита, раз и навсегда уничтожить возможность возвращения России на самостоятельный путь развития. 

Постановление «О мерах по либерализации цен», указ «О свободе торговли» и другие шаги ельцинско-гайдаровской команды парализовали экономику и ввергли большую часть населения страны в нищету. 

Только в январе 1992 года цены подскочили на 345 процентов, а в целом в 1992–1997 годы индекс потребительских цен вырос в 2400 раз. Чудовищных размеров достигла безработица. С учетом скрытой безработицы, общее число занятого в экономике населения сократилось с 75 миллионов человек в 1990 году до 58 миллионов в 1998-м. Объем ВВП рухнул на 47 процентов, еще сильнее – на 56 процентов – обвалилось промышленное производство.  

Либеральные реформы отбросили социальную структуру к уровню беднейших африканских государств. Согласно социологическим опросам 1992 года, только 4 процента жителей не испытывали затруднений, в то время как свыше половины признавались, что едва сводят концы с концами. Итогом стала аномальная для мирного времени сверхсмертность населения. 

За 1990-е гг. число умерших превысило уровень 1980-х годов на 5 миллионов человек, резко сократилась рождаемость. Россия вступила на путь повсеместного вымирания.

Потеряв в результате бандитской приватизации и провальной экономической политики большую часть источников дохода, власти решили покрывать бюджетный дефицит за счет государственных ценных бумаг. Однако с самого начала этот инструмент имел спекулятивный характер. Доходность ГКО была искусственно завышена и достигала 60 процентов (при обычной доходность подобных бумаг 4–5%), а непосредственно перед кризисом подскочила до 140 процентов. 

Чтобы покрыть долги перед владельцами ГКО, Центробанк использовал деньги от новых покупателей, но эта пирамида неизбежно стала обваливаться. Уже к концу 1997 года сумма выплат превысила доходы от продаж облигаций, однако вместо принятия экстренных мер правительство только усугубляло ситуацию. 

Были сняты ограничения на скупку ГКО иностранцами, с 1 января 1998 года снимались все ограничения на вывоз капитала из страны. Обогащая кучку дельцов, механизм ГКО тащил страну в финансовую пропасть

В первом полугодии 1998 года на обслуживание государственного долга направлялось уже более трети всех расходов федерального бюджета (35,6%), львиная доля которых (27,2%) тратилась на обслуживание внутреннего долга. 

К июлю 1998 года объем государственных обязательств достиг гигантской суммы – 436 млрд рублей.

Столь высокий уровень долговой нагрузки привел к тому, что доходы от размещения новых ГКО уже не могли покрыть расходы по обслуживанию и погашению предыдущих обязательств, объем которых существенно превысил налоговые поступления в федеральный бюджет.

Когда 10 августа 1998 года уровень доходности по ГКО достиг 100%, а 11 августа – уже 150%, эксперты в один голос заявили, что подобная динамика наглядно свидетельствует о неспособности государства платить по долговым обязательствам. 

В финансовом секторе страны началась паника!

13 августа были приостановлены торги на российских биржах. Из-за закрытия рынка межбанковского кредитования и отсутствия валюты коммерческие банки оказались на грани банкротства. 

В тот же день известный финансовый спекулянт Джордж Сорос, подливая масла в огонь, заявил, что кризис в России «достиг заключительной стадии» и девальвация рубля неизбежна.

15 августа правительство ввиду невозможности погашения очередного выпуска ГКО на 5,5 млрд долларов приступило к обсуждению сценария реструктуризации госдолга. 

А уже 16 августа Ельцин согласовал представленный правительством сценарий антикризисных мер, предполагавший отказ от обязательств по госдолгу и девальвацию рубля.

17 августа правительство Кириенко объявило о невозможности обслуживать свои долговые обязательства и о переходе к плавающему курсу рубля. 

Газета «Коммерсант» вышла под заголовком «Мы проснулись в другой стране». Сразу после объявления о дефолте курс доллара в обменных пунктах вырос с 6,2 до 9–10 рублей, но очень скоро они временно приостановили работу. 

Международный кредитный рейтинг России обвалился до «мусорного» уровня (SD, selective default – выборочный дефолт).

19 августа американские VISA и American Express заблокировали пластиковые карты клиентов российских банков. Иностранные инвесторы и российские олигархи начали массово выводить капиталы из страны. Многие российские банки, в том числе системообразующие, стали фактически неплатежеспособными. 

Около половины коммерческих банков разорилось. Валовой внутренний продукт сократился вдвое – до 150 млрд долларов – и стал меньше, чем ВВП Бельгии. Резко упали доходы федерального и региональных бюджетов. Многие субъекты федерации оказались на грани банкротства. 

Россия всё глубже погружалась в пучину острого финансово-экономического, социального и политического кризиса.
Страна превратилась в одного из крупнейших должников в мире. 

Внешняя задолженность Российской Федерации достигла 220 млрд долларов, что составляло 147% от ВВП и в 5 раз превышало все годовые поступления в федеральный бюджет. 

Процесс обесценения отечественной валюты приобрел абсолютно неуправляемый, обвальный характер. Произошел скачок инфляции, закрылось множество предприятий. Спад промышленного производства в сентябре составил почти 15 процентов, инфляция в том же месяце достигла 38 процентов. Реальные доходы населения были отброшены на уровень 1992 года. Как всегда, гнусной и лживой оказалась позиция либерального руководства страны. За три дня до дефолта президент Ельцин, выступая перед журналистами в Новгороде, утверждал, что «девальвации не будет». 

«Это я заявляю четко и твердо. И я тут не просто фантазирую, это всё просчитано», – вещал он. 

Однако уже через три дня, 17 августа, правительство и Центральный банк объявили о техническом дефолте по основным видам государственных ценных бумаг и о переходе к плавающему курсу рубля в рамках резко расширенного валютного коридора. 

Решение об объявлении дефолта было принято при личном участии А.Б. Чубайса и Е.Т. Гайдара, приглашенных правительством в качестве экспертов.

Последующее расследование, проведенное комиссией Совета Федерации, выяснило: руководство страны задолго до 17 августа знало и о неминуемом кризисе, и о его последствиях. На этом опять-таки нажилась кучка близких к власти олигархов, которые, пользуясь инсайдерской информацией, принялись избавляться от ГКО. Кроме того, в начале августа Центробанк получил почти 5-миллиардный кредит от МВФ, который был использован для масштабных валютных интервенций, и многие дельцы успели вывести деньги в «безопасные гавани».

Уровень жизни населения рухнул. Падение российской валюты вызвало взрывной рост внутренних потребительских цен. 

Если в первом полугодии 1998 г., то есть еще до объявления дефолта, цены в России выросли примерно на 4%, то за август – ноябрь их рост составил 63% по продовольственным товарам и 85% – по непродовольственным. 

Реальные доходы россиян в сентябре 1998 г. сократились на 31% по сравнению с августом. 

Десятки миллиардов рублей сбережений граждан на счетах в банках были заморожены. 

Статус безработного в сентябре 1998 г. получили 233 тыс. человек, а общая численность безработных, определяемая по методологии Международной организации труда, достигла 8,39 млн человек, или 11,5% от всего экономически активного населения.

23 августа Ельцин был вынужден отправить в отставку правительство Кириенко. 

Мнение авторов и спикеров может не совпадать с позицией редакции. Позиция редакции может быть озвучена только главным редактором или, в крайнем случае, лицом, которое главный редактор уполномочил специально и публично.


 
 

Встройте "ИНФОРМЕР" в свой информационный поток, если хотите получать оперативные комментарии и новости:

Подпишитесь на наш канал в Яндекс.Дзен
Добавьте "ИНФОРМЕР" в свои источники в Яндекс.Новости или News.Google
Также будем рады вам в наших сообществах во ВКонтакте, Фейсбуке, Твиттере, Одноклассниках



14687