77.17p
91.78p
15:11
10.04.2021
13511
 

Местному олигарху есть что терять, а ручные «эксперты» всегда у ноги

 

Встройте "ИНФОРМЕР" в свой информационный поток, если хотите получать оперативные комментарии и новости:

Подпишитесь на наш канал в Яндекс.Дзен
Добавьте "ИНФОРМЕР" в свои источники в Яндекс.Новости или News.Google
Также будем рады вам в наших сообществах во ВКонтакте, Фейсбуке, Твиттере, Одноклассниках

Местному олигарху есть что терять, а ручные «эксперты» всегда у ноги

В Севастополе усилиями лоббистов интересов скандально известного местного олигарха, всеми силами стремящегося приватизировать с целью их монетизации не только результаты «Русской весны» 2014 года, но и весь город превратить в свою частную вотчину, так вот этими лоббистами начинается кампания противостояния строительству на мысе Хрустальный Музея героической обороны Севастополя 1941-1942 годов.

Проектирование и строительство данного музея по многочисленным просьбам ветеранов Севастополя – именно это самое ВАЖНОЕ и самое ГЛАВНОЕ, просьба ветеранов! – получило полную поддержку и одобрение президента Российской Федерации В.В.Путина.

Однако в «своей частной вотчине», какой воспринимает местный олигарх для себя Севастополь, ему совершенно безразличны как мнение общественности, так и позиция президента страны.

Люди, входящие в ближайшее окружение местного олигарха, уже в качестве «экспертов»(!) приступили к публичной артикуляции мыслей(!) «экспертного сообщества» о том, что данный музей обороны не только на мысе Хрустальный не нужен, а вообще неуместен для города.

Частную экспертизу (слева направо на фото ниже) на широкую аудиторию проводили, как их представил ведущий:

экспертиза для олигарха

Владимир Володин – «директор» музей «35-ая береговая батарея»;

Татьяна Щербакова – депутат Законодательного собрания Севастополя;

Вадим Хапаев – историк;

Григорий Донец – руководитель общественной организации по сохранению объектов культурного наследия «Морской форт».

По мнению части «экспертов», прозвучавшему в студии, вместо Музея героической обороны Севастополя 1941-1942 годов необходимо возводить на мысе Хрустальный некий эклектический абстрактно-краеведческий «музей истории Севастополя».

Причём отвлечённые рассуждения об истории города вообще, аргументация против размещения музея обороны на мысе Хрустальный в частности в исполнении «экспертов», мягко говоря, были местами весьма удивительны!

Судите сами, уважаемые севастопольцы.

Вопрос: «Нужно музей (обороны – прим.) строить (на мысе Хрустальный – прим.) или можно перенести его в другое место?».

В.Володин, «директор» музея 35-ая береговая батарея: «Ещё 12 лет назад в номере гостиницы в Москве с тогда директором музея «Героической обороны и освобождения Севастополя» Александром Александровичем Рудомётовым и председателем городского совета Саратовым Валерием Владимировичем мы обсуждали как быть… Потому что тогда ещё стоял вопрос, делать там музей на развалинах того, что там осталось или не делать… Сорок лет назад, в восьмидесятом году, когда создавали грандиозную композицию «Солдата и Матроса», нужно было её как-то объяснить, и поэтому был задуман некий(!) музей(!), который не имел ещё никакой экспозиции, не имел никаких целевых планов по его использованию… Это здание разрушилось…».

Володин Севастополь

В.Володин говорит открытым текстом на огромную аудиторию буквально следующее, а именно: что «некий музей» на мысе Хрустальный был задуман исключительно для «объяснения»(!) композиции «Солдат и Матрос».

А ведь это не соответствует действительности.

«Как быть» ещё задолго до беседы в номере московской гостиницы Володина, Рудомётова и Саратова, а именно в мае 1972 года ЦК КПСС и Советом Министров СССР было принято постановление о сооружении в Севастополе огромного Мемориала, посвящённого Второй обороне и Освобождению города во время Великой Отечественной войны, который включал в себя строительство МУЗЕЯ, Вечного огня и Памятника.

В ЕДИНОМ комплексе.

А В.Володин уверят, что «неким музеем» надо было объяснить смысл непонятно зачем возведённой композиции памятника «Солдат и Матрос».

В конкурсе на лучший проект Мемориала (музей, вечный огонь и памятник) приняли участие четыре творческих коллектива из Москвы, Ленинграда, Киева и Севастополя.

Победил проект авторского коллектива из Киева.

В 1981 году начались ОДНОВРЕМЕННЫЕ работы, как по строительству музея, так и по возведению композиции памятника «Солдат и Матрос».

Однако грянувшая «эпоха перестройки» заморозила проект.

Причём, в 1990 году севастопольский городской совет принял решение о СНОСЕ(!) практически завершённого памятника «Солдат и Матрос» с формулировкой «творческая неудача».

Но последовавший развал СССР отправил это решение в мусорную корзину – не до того стало.

А в 1992 году уже украинская власть в городе выставила практически готовое здание музея на аукцион по цене 50 гривен(!) на продажу.

И только активное вмешательство ветеранских организаций остановило тогда возможную сделку. А украинские власти просто бросили недостроенное здание музея на произвол судьбы, подписав ему приговор разрушаться естественным путём. Это – факты.

А то, что сказал В.Володин про «некий музей», для якобы «объяснения» памятника это… это… пусть каждый сам подберёт формулировку услышанному из уст В.Володина.

Ещё большее недоумение, мягко говоря, вызывает вот это утверждение В.Володина о том, что «музей не имел ещё никакой экспозиции».

Чтобы было понятно, уточню – под «отсутствием экспозиции» подразумевается такая ситуация: мол, помещения музея будут, а вот выставлять в них будет, типа, нечего.

И это не соответствует действительности.

Начало процесса собирания материалов по теме «Севастополь в годы Великой Отечественной войны», включая сюда и период обороны в 1941-42 годах, и период его освобождения в 1944 году положил именуемый тогда военно-полевым музей, открытый на Сапун-горе УЖЕ 9 мая 1945 года!

А 6 августа 1960 года на платформе объединения двух историко-художественных музеев, то есть панорамы «Оборона Севастополя 1854-1855 гг.» и диорамы «Штурм Сапун-горы 7 мая 1944 г.» создаётся Государственный музей героической обороны и освобождения Севастополя.

За прошедшие годы в фондах государственного музея скопилось БОЛЕЕ(!) 200 тысяч музейных предметов, значимая часть которых имеет непосредственное отношение к обороне города в 1941-42 гг. Предметов, которые научно описываются и систематизируются, но для демонстрации которых КАТАСТРОФИЧЕСКИ не хватает места.

Ещё на стадии начала строительства музея на мысе Хрустальный до развала СССР высказывались пожелания сотрудниками Государственного музея героической обороны и освобождения Севастополя РАСШИРИТЬ площади под экспозиции для демонстрации экспонатов из запасников музея.

В.Володин об этом ничего не знает?

Но тогда зачем, если не знаешь, делать столь уничижительные выводы о целесообразности строительства сегодня Музея героической обороны Севастополя 1941-1942 годов на мысе Хрустальном?

А именно: «…не имел ещё никакой экспозиции, не имел никаких целевых планов по его использованию…».

Это сугубо в ЧУСМИМК (частное учреждение содействия музейному историко-мемориальному комплексу) «35-я береговая батарея, где Валерий Володин трудится директором, действительно НЕТ ничего толком подпадающего под термин исторический музейный экспонат, дабы выставлять экспозиции. По той простой причине, что в этом частном учреждении нет штата профессиональных историков, ведущих систематизирующую научную работу, и нет никакого соответствующего нормативным требованиям к деятельности любого музея квалифицированно описанного фонда хранения. И так далее, и тому подобное.

Далее В.Володина был ещё оригинальнее: «Люди, входящие на судах, кораблях… пассажирских ли, грузопассажирских в порт Севастополь… они сразу видели эту фигуру («Матрос и солдат» – прим.)… значимую. И они понимают, что входят в легендарный город. Город герой. А ещё выше Ленин Владимир Ильич, да?... И вот эти большие фигуры они должны были символизировать… эээ… героику Севастополя…».

То, что Севастополь является в истории России легендарным городом, знают все мало-мальски образованные люди у нас в стране. И будь даже в Севастополе на сегодняшний день только один, самый первый в городе памятник экипажу брига «Меркурий» и его командиру Александру Ивановичу Казарскому, то никакой дополнительной монументальной визуализации для понимания того, в какой город «морем вошёл» человек – не требуется.

Кроме того, кто ответит, а каким образом Владимир Ильич Ленин символизирует героику Севастополя и что от себя лично «вождь мирового пролетариата» добавил в две ЛЕГЕНДАРНЫХ обороны города?

Видимо, только В.Володин знает ответ на этот вопрос, но он его не озвучил.

Тайна сия велика есть!

Володин озвучил вообще странные вещи: «Вообще музеи, как мемориальные объекты, строятся на мемориальных местах. Если были трагические события на мысе Херсонес, то на 35-ой и возник музей. А здесь (на мысе Хрустальный – прим.) не было никаких боёв и никаких мемориальных событий связанных… вот… с грандиозностью этого монумента… Однако мы посчитали, что однако музей вообще должен быть… Но это должен быть музей Севастополь… Или, как я предлагал, он должен называться легендарный Севастополь…».

Мы – это кто?!

Специально для В.Володина, как директора музея, придётся уточнить справкой об общей сути музея в принципе: «Музей – это учреждение, занимающееся сбором, изучением, хранением и экспонированием предметов – памятников естественной истории, материальной и духовной культуры, а также просветительской и популяризаторской деятельностью».

Суть же ЛЮБОГО музея военно-исторического - это: «Учреждение, осуществляющее собирание, хранение и экспонирование оружия, предметов военной техники и снаряжения, воинских знамен, реликвий и документов, связанных с военной историей, а также ведущее научные исследования».

На мысе Хрустальный планируемый музей будет «входить» в единый МЕМОРИАЛ составной частью и не планируется быть только мемориальным объектом. Эти чисто мемориальные функции будут нести на себе памятник и Вечный огонь.

Это, во-первых.

Во-вторых: во время обороны Севастополя в 1941-42 гг. ВЕСЬ город был фронтом, на каждый квадратный метр которого пришлось столько гитлеровского железа, сколько не пришлось, вероятно, нигде в другом сражении за всю войну.

Так что в логике военно-исторического музея обороны под строительство такого музея подходит в Севастополе абсолютно любое место.

Тогда почему не мыс Хрустальный?

И, в-третьих: НИЧЕГО из того, чем призваны (читайте выше) заниматься военно-исторические музеи в частном учреждении, где В.Володин директор – не делается.

Ему ли тогда судить о назначении музеев, тем более военно-исторических?

Исходя из нескольких прослушанных предложений, высказанных В.Володиным в самом начале передачи, слушать его и далее, как «эксперта», нет никакого смысла.

Особенно в контексте «событий на мысе Херсонес» и привязки к нему расположения «музея» на 35-ой батареи. Дело в том, что остатки бронебашенной береговой батареи № 35 находятся не на мысе Херсонес, где фактически находится маяк, а на побережье от мыса Фиолент до мыса Херсонес, ближе к последнему.

Вот координаты мыса Фиолент (широта, долгота): 44°29'58"N, 33°29'19"E.

Вот координаты мыса Херсонес: 44°34'59"N, 33°22'49"E.

А вот координаты собственно батареи: 44°33'29"N, 33°24'25"E.

В.Володин выглядит абсолютно некомпетентным в том, о чём рассуждает.

А посему, пропустим мимо него к микрофону даму.

Депутат Т.Щербакова на вопрос от ведущего о месте размещения (её мнение) на мысе Хрустальный конкретно военно-исторического музея с акцентированием в его экспозициях темы обороны Севастополя, высказалась о музее с краеведческим наполнением: «На мой взгляд, такой музей должен быть… эээ… но не на мысе Хрустальный. Он должен быть где-то… эээ… в каком-то из районов, где нет своей точки притяжения… эээ… Потому что в этот музей надо приходить целенаправленно туда…. Не куда-то ещё и мимо пробежать, а он должен стать точкой притяжения… Допустим, у нас мало что есть, ну… разве что кроме Малахова кургана… на Корабельной стороне… точки притяжения такой вот… У нас… ээээ… в общем-то есть ещё территории за пятым километром…».

И тому подобное…

Щербакова Севастополь

Коль скоро депутат явно выпала из сути передачи, то не будем более утомлять её вопросами от ведущего, а заслушаем следующего «эксперта».

Историк В.Хапаев: «Если на Хрустальном мысу в итоге не будет музея, это будет вызывать негативный общественный резонанс на протяжении долгих десятилетий…. Потому что на протяжении долгих десятилетий говорили, что музей здесь будет. Это один момент. Второй момент. У нас история Севастополя в период Великой Отечественной войны представлена и экспонирована сразу в нескольких экспозициях. Получится шесть штук, если посчитаем. 35-я батарея, Диорама, Музей Черноморского флота, музей на Малаховом кургане, Михайловская батарея, и ещё немножко теперь Константиновская батарея…».

Специально для «эксперта» Хапаева, а как же музей севастопольских подпольщиков на улице Ревякина – разве он не относится к периоду Великой Отечественной войны?

Хапаев Севастополь

А ведь в этом Доме-музее севастопольского подполья представлены 427 предметов, в которых рассказывается о 22 трагических месяцах оккупации Севастополя немецко-румынскими войсками.

После такого пассажа историка-«эксперта» стало совсем грустно от мысли, с каким уровнем подготовки собрались люди в студии обсуждать «музейное дело» на мысе Хрустальный.

И когда историк Хапаев к числу музеев относит частное учреждение на развалинах 35-й батареи, не имеющее никакого отношения к музеям в принципе, то дальнейшее прослушивание любых мнений такого «эксперта» становится пустой тратой времени.

Руководитель общественной организации Г.Донец: «У нас уже есть музей обороны Севастополя. Он называется севастопольский военно-исторический музей-заповедник. Правильно, да? У нас в Севастополе с тех времён, когда в своё время спорный памятник («Солдат и Матрос» – прим.) поставили на мысе Хрустальный всё время вёлся разговор о музее, посвящённом событиям Великой Отечественной войны. Моё личное мнение… я бы такой музей организовал и строил на КП 30-й береговой батареи. Второй вариант, где можно построить, это Сапун-горе…».

Бесспорно, каждый имеет право иметь своё личное мнение по любому поводу, почему нет?

Но коль скоро человек выступает в роли «эксперта» в студии среди других приглашённых «экспертов», а не у себя на кухне, то хотелось бы услышать от Г.Донца развёрнутое пояснение по поводу «спорности» памятника «Солдат и Матрос» на мысе Хрустальный.

Но Г.Донец практически повторяет уже сказанное немногим ранее директором В.Володиным: «Привязка музея Великой Отечественной войны к мысу Хрустальный произошла потому, что там в своё время поставили памятник…».

Донец Севастополь

Г.Донец вычленяет памятник из ОБЩЕГО контекста планируемого ещё при СССР строительства на мысе Хрустальный ЕДИНОГО мемориального комплекса с музеем, памятником и вечным огнём.

Зачем уже этот эксперт повторяет «передёрг» эксперта предыдущего в лице директора?

Никто и никогда музей к памятнику не «привязывал». Они ИЗНАЧАЛЬНО были связаны между собой общим проектом.

Очевидно, что руководитель общественной организации явно не в теме.

Подведём итоги «экспертизы». Директор В.Володин настаивал на том, что на мысе Хрустальный во время Великой Отечественной войны никаких боёв не было, по этой причине военно-историческому музею Героической обороны Севастополя там не место. А самое место – на 35-й батарее.

Депутат Т.Щербакова в принципе перепутала, о каком музее её позвали высказаться, как «эксперта»: о краеведческом или о военно-историческом. Женщине порой сложно отличить краснофлотца от красноармейца.

Историк В.Хапаев продемонстрировал не знание перечня музейных объектов в Севастополе, так или иначе освещающих период Великой Отечественной войны в городе.

Общественный руководитель Г.Донец проявил умение своими словами излагать слова предыдущего оратора про «привязанный» к памятнику музей.

И каков же вывод следует из услышанного от «экспертов»?

Вывод прост и очевиден.

Открытие музея на мысе Хрустальный автоматически приводит к краху «музея» на 35-й батарее, являющегося главным идеологическим центром влияния известного в городе олигарха на поддержание в российском обществе мифа о своей особой патриотической и меценатской роли в истории Севастополя.

После открытия музея обороны Севастополя в Великой Отечественной войне в копилке имиджа «сошедшего с неба» на землю Севастополя «бога в чёрном свитере» останутся только мифические сказки о его псевдоособой роли в событиях Русской Весны 2014 года, да изуродованный Матросский бульвар, якобы отреставрированный до аутентичного вида за личные деньги олигарха.

После открытия музея на мысе Хрустальный именно как Музея героической обороны Севастополя 1941-1942 годов, олигарх предстанет перед общественностью в своём истинном наряде – абсолютно голым.

Голым, как заурядная личность.

Голым, как псевдопатриот.

Голым, как лже-меценат.

Теперь – и в этом можно нисколько не сомневаться – количество «экспертиз» по дискредитации строительства музея на мысе Хрустальный будет только нарастать.

Олигарху есть что терять, а ручные эксперты всегда у ноги.

Остаётся только скомандовать «Фас!».

Мнение авторов и спикеров может не совпадать с позицией редакции. Позиция редакции может быть озвучена только главным редактором или, в крайнем случае, лицом, которое главный редактор уполномочил специально и публично.


 
 

Встройте "ИНФОРМЕР" в свой информационный поток, если хотите получать оперативные комментарии и новости:

Подпишитесь на наш канал в Яндекс.Дзен
Добавьте "ИНФОРМЕР" в свои источники в Яндекс.Новости или News.Google
Также будем рады вам в наших сообществах во ВКонтакте, Фейсбуке, Твиттере, Одноклассниках



13511