7607
 

Платон Беседин и Юрий Милославский: «Крым вновь станет точкой сборки русской словесности»

 

Встройте "ИНФОРМЕР" в свой информационный поток, если хотите получать оперативные комментарии и новости:

Подпишитесь на наш канал в Яндекс.Дзен
Добавьте "ИНФОРМЕР" в свои источники в Яндекс.Новости или News.Google
Также будем рады вам в наших сообществах во ВКонтакте, Фейсбуке, Твиттере, Одноклассниках

Их объединяет – видение Крыма как сакрального места русской словесности, русской культуры. Они поняли это сразу, едва познакомившись. Тогда же у них возникла идея организовать по-настоящему масштабный фестиваль русской словесности в Севастополе. Два писателя: один живёт в Севастополе, другой в Нью-Йорке. Два разных поколения. И один взгляд на Крым, на русскую культуру. 

В эксклюзивном интервью "ИНФОРМЕРу" писатели Платон Беседин и Юрий Милославский рассказали нам о форпосте русской цивилизации, преображении словом, русской мечте и, конечно же, о венце года литературы на полуострове – декабрьском фестивале русской словесности «Литературный равелин». 

Журналист: Платон Сергеевич, Юрий Георгиевич, расскажите, пожалуйста, как вы познакомились? 

Юрий Милославский: С нашим удовольствием. Мы познакомились, как это часто теперь случается, в Сети. Дело вот в чем — я, разумеется, читал что-то из Платона Сергеевича, а он читал что-то мое, и у нас существовала этакая взаимная симпатия товарищей по оружию. Она могла ничем определенным не кончиться, разве что мы могли при встрече весело побеседовать о каких-то пустяках. Но в данном случае просто получилось буквально как надо, в точку мы попали. Речь шла о кое-каких делах, связанных с журналом, где Платон Сергеевич ведет отдел прозы; он ко мне обратился, я ему что-то ответил, и - в один прекрасный момент сказал: «Ах, Платон, бросьте это все, давайте лучше поговорим о том, как в Крыму сделать, наконец, настоящий фестиваль русской изящной словесности!» Все остальное - последствия этого разговора. Оказывается, об этом самом подумывал и Платон Сергеевич — и таким образом, у нас сразу образовалась небольшая рабочая группа. 

Юрий Милославский

Платон Беседин: Я не просто об этом подумал. Эта мысль, которая властвовала надо мной, наверное, последние два-три года – сделать в Севастополе мощнейший фестиваль русской словесности. Если вы посмотрите мои старые интервью крымским СМИ, то увидите, что я говорю об этом постоянно. Были конкретные идеи, конкретные люди, но что-то мешало. А потом Крым стал российским, вернулся в исконное Отечество, и по-настоящему важным стало зацементировать его в пространстве русской культуры, русской цивилизации. Сделать его, скажем так, и символом, и базисом, и точкой сборки русского логоса, во многом благодаря которому, кстати, Крым и вернулся в Россию. Так что слова Юрия Георгиевича о том, что, мол, давайте сделаем фестиваль русской словесности, легли на благодатную почву и стали для меня своего рода знаком, знамением, если угодно. 

Платон Беседин

Журналист: Но всё же вы представители разных поколений, живущие на разных континентах. Как произошло ваше сближение?

Платон Беседин: Полагаю, что в основе лежит наш единый взгляд на Крым, на Севастополь в частности как на точку сборки русской культуры, русской цивилизации. И мы понимаем важность настоящего момента, я бы так сказал, необходимость перехода к новым конкретным вещам, задания вектора ближайшего будущего, когда, ответив на вопрос «Чей Крым?», получив колоссальный энергетический заряд, мы должны разобраться с тем «Каков Крым?», а вместе с тем и вся Россия. Эта идея нас связывает и объединяет. 

Юрий Милославский: Ни возраст, ни среда обитания не имеют абсолютно никакого значения. В пределах Русская цивилизации почти как в раю — в том смысле, что там обителей много, т.е., места достаточно. Мы оба - люди, задействованные в современном литературном процессе, и таким образом нас интересуют абсолютно определенные – общие для нас, - вещи. Все началось, как уже говорилось, с того, что и Платон Сергеевич, и я носились с некой идеей о том, что как в свое время Крым явился стартовой площадкой русской цивилизации во времена Владимира Святого, так и теперь ситуация призывает нас к тому, чтобы некое возрождение русской культуры, точнее, возрождение доверия русского читателя к русскому писателю, как частный случай, могли бы начаться из Крыма, в Крыму. Платон Сергеевич эту ситуацию определяет формулой «Крым как точка сборки». Мне это по нраву. 

Журналист: Но ведь вы в каком-то смысле всё равно оторваны от своего читателя — вас разделяет по меньшей мере океан… 

Юрий Милославский: «Русская литература находится там, где мы находимся», - позволю себе перефразировать Томаса Манна. А если всерьез, то у русской литературы в последние четверть века сложились не лучшие отношения с читателем. Как следствие этого, читатель новейшую русскую литературу читать не желает, это подтверждено статистикой. На этот счет у меня есть целая статья - с цифрами, с данными, опубликована в сетевом журнале «Камертон», называется «Паралитературный процесс», не поленитесь посмотреть. В сущности, новейшая русская литература по разным причинам своим читателем пренебрегла, и, соответственно, читатель разочаровался в своем писателе. Что же до нашего фестиваля, для меня очень важной является надежда вновь воскресить доверие русского читателя к русскому писателю. Это доверие основательно подорвано за девяностые-нулевые годы. 

В результате стоит выйти только на обочину, за пределы нескольких центральных московских площадок, где шумят PR-витии, - и мы видим совершенно иную картину — в процентном отношении ничтожно малое, статистически пренебрежимое число читателей интересуется, так называемыми, «раскрученными», премиальными авторами. Их не знают и не читают. И это положение, надо сказать, не вполне для нас нормальное. Когда-то, еще относительно недавно, русская литература, в известном смысле, полностью зависела от читателя, литературное сочинение разрешалось как таковое именно на стыке «читатель-писатель». Сегодня ситуация иная: писатель — это тот, кого выдвигает, условно говоря, art-индустрия, которая его издает, его продвигает, которая нанимает специалистов для того, чтобы навязать его, — вы все это знаете прекрасно.

Но слава Богу, по самой природе отношения русского читателя к словесности, и, прежде всего, к словесности русской – получится это у специалистов совсем плохо. Поэтому удобней оказалось «маргинализировать» русского читателя, объявить его несуществующим: он, мол, перестал читать, не хочет читать. А он-то весьма читает, да только не то, что ему пытаются подсунуть.

Журналист: Можно как-то переломить ситуацию?

Юрий Милославский: Для этого необходимо создать условия, при которых литературный процесс в России пойдет своим естественным путем, не будет искусственным, выдуманным специалистами по целевому лоббированию, а пойдет так, как он шел прежде. Для этого нужна настоящая встреча с читателем, писателя с читателем, напрямую, постоянно — и это одна из целей нашего фестиваля. 

Журналист: Вы сказали о точке сборки, о русском логосе. И вы, Платон Сергеевич, на презентации своей книги «Дневник русского украинца» очень интересно говорили о роли слова в современном миростроении, о необходимости продуцировать новые смыслы и силе логоса, но всё же можно ли логосом скрепить, объединить общество? 

Платон Беседин: Конечно,это скрепление возможно. Более того – преобразование возможно. Крым это доказал. Всё произошло согласно русской хилиастической, если угодно, традиции, когда люди пошли за живым идеалом, сакральным образом и им изменили материальную действительность. А что до смыслов, то фокус в том, что, на мой взгляд, они должны обрастать новыми коннотационными кругами. Например, есть понятие «русская идея», да? Большая традиция — Бердяев, Достоевский, то, что Бог помышляет о стране, о нас, некий особый замысел. А есть новое и вместе с тем древнее понятие «русская мечта»: то, что мы сами помышляем и о себе, и о действительности, и о Боге, преображая опять же мир, созидая. И вот этот переход от русской идеи к русской мечте очень интересен, очень важен. 

Мечта как некая созидательная сила, поэтому и говорят, собственно, что мечты севастопольцев сбылись. И это не какой-то громкий лозунг, а люди реально вышли на митинг, выразили свою волю, свое мнение. Благодаря этому идет посыл не только власти, но и на некие метафизические пласты. Коллективная воля привела нас в новую реальность. На Украине, например, это замалчивается, там хотят вытолкнуть само ощущение чуда, делая доминанту из «зелёных человечков», но реальная воля, личная сила людей до сих пор, несмотря на определённые сложности, позволяет генерировать им ключевые смыслы, мы же видим это! И человек, приезжающий сюда, в Севастополь, чувствует это, он причащается здесь, приобретая энергетику больших целей — это очень важно. Это и есть новый смысл — «русская мечта». И она действует в том числе и через русский логос, конечно. 

Журналист: Фестиваль, который вы задумали, будет одним из реальных выражений этой русской мечты, силы действия русского логоса? Могли бы вы рассказать о нём подробнее? 

Платон Беседин: То, что произошло с Крымом, — это и есть свидетельство того, как идеал может преображать действительность, как русская мечта может менять поле людей. И я свято уверен в том, что соединение бескровное России с Крымом и Крыма с Россией произошло благодаря как раз-таки русской культуре, русскому слову, потому что те люди, которые остались в Севастополе и в Крыму — это, прежде всего, люди инспирированные, закаленные, вдохновленные и удерживаемые в пространстве русской культуры, русского слова. Конечно, историософски Крым всегда был форпостом русской цивилизации, сакральным местом русской культуры. 

И, конечно, необходимо продолжить эти традиции. Здесь зародилась русская культура — я сейчас, конечно, апеллирую к Крещению, к святым братьям Кириллу и Мефодию, к Херсонесу, здесь же на Руси христианская традиция зарождалась, сюда приезжали великие писатели — Лев Толстой, Александр Грин, Максимилиан Волошин, Антон Чехов, Александр Пушкин. Вообще Пушкин, который наше все, Пушкин как Пушкин состоялся именно здесь, вот здесь в Крыму он стал тем Пушкиным, которого знает весь мир! И, конечно, Крым — это место, которое дарит силу, дарит человеку себя. В то же время здесь состоялся исход эмиграции. Я свято уверен в том, что сейчас здесь начнется не то, что возрождение русской культуры, нет, а здесь будет получен импульс для этого движения, для новой России. И, конечно, когда я говорю, каков Крым, нужны здравые культурные инициативные проекты. 

Юрий Милославский: Мне и добавить к этим словам особо нечего. Платон Сергеевич сейчас суммировал то, что мы довольно подробно, так и этак, всячески обсуждали – и в переписке, и в разговорах. И достаточно быстро разговорились и договорились до начатия дела. Рад был опознать в коллеге – единодумца. Кстати, окончательный вариант названия фестиваля – открылся Платону Сергеевичу, за что ему честь и хвала. 

Платон Беседин: Да, и я очень благодарен Юрию Георгиевичу. Нашим общением этот маховик закрутился. И мы анонсировали фестиваль русской словесности «Литературный равелин». У него несколько задач — прежде всего, продолжение исторических культурных событий, декларация Севастополя как сакрального места русской литературы. Это, безусловно, проведение магистрали, линии связи между Севастополем, Россией и миром. 

Ещё важен момент легитимизации города, ведь мы прекрасно знаем, что Севастополь и Крым многие страны не признают в составе России, и сюда вроде бы приезжают делегации, но как только они сюда приезжают, Берлускони, например, — все, в черный список! Как можно уйти от этого? Я думаю, что Севастополь, скажем так, российский Севастополь, можно утвердить в общемировом пространстве, контексте, прежде всего, через культурную связь. И, конечно, необходимо скоррелировать севастопольский литературный мир с миром общероссийским, и западным — интеграция должна быть, обмен опытом, культурные связи. Потому что я считаю, что у нас тут особое видение, если угодно, России. И важно это видение донести до России, и в то же время, чтобы Россия видение своё дала нам. 

Мы думали, когда это сделать лучше — и вот подумали о том, что было бы интересно сделать это не летом или в сентябре, когда тут все купаются, а сделать это в декабре! Во-первых, это будет венчать год литературы, во-вторых, Севастополь в декабре это чудная отсылка к Льву Николаевичу Толстому, и мне кажется, что Севастополь в декабре имеет свою прелесть и физическую, и метафизическую, он по-своему хорош, на самом деле. И в то же время это привлечение в Севастополь во внесезонное время людей, мы ведь много говорим о туризме, а хотелось бы, чтобы не только туризм, а вот смотрите — вот в декабре в Севастополе проходит такое чудное замечательное мероприятие! 

И хотелось бы, чтобы «Литературный равелин» стал площадкой для представителей совершенно разных лагерей, но состоящих в едином поле русской словесности. Чтобы здесь обменивались мнениями, чтобы это была площадка для дискуссий и в то же время нахождение выработки вот тех самых новых смыслов. 

Юрий Милославский: Для начала мы посетили главное «место сборки» русской цивилизации: побывали у о. протоиерея Сергия в Херсонесе, благочинного здешнего округа, который многое сделал для развития всякого рода православных культурных начинаний в Севастополе и в пределах Крыма. Мы знакомы с ним с 2009 года, потому что вместе принимали участие в работе Поместного Собора Русской Православной Церкви, где был призван на служение Святейший Патриарх Кирилл... 

Платон Беседин: Что значит старые связи… 

Юрий Милославский: Именно. Но это было очень существенно, о. Сергий всказался в поддержку нашего начинания, изъявил готовность помочь нам всячески.

Платон Беседин: Помимо православного блока будет и философская часть, круглые столы, мастер-классы, чтения, лекции. 

Журналист: Ну и традиционный вопрос о творческих планах: над чем сейчас работаете вы, Юрий Георгиевич, и над чем работаете вы, Платон Сергеевич, не считая организации фестиваля, конечно. 

Юрий Милославский: Сочиняю новый роман. Предположительно, если Бог даст, будет он вчерне готов, может быть, до конца этого года, к началу будущего. Роман отчасти исторический, то есть в нем участвуют исторические фигуры, а посвящен он весьма серьезным и весьма трагическим моментам русской истории. В этом романе есть всякого рода семейные линии, - и один из героев романа пишет стихи, собственно слова к романсам, танго, разумеется, по дореформенной орфографии. Эти романсы уже переложены на музыку замечательной поэтессой, композитором и певицей, живущей в городе Черкассы, — Еленой Ивановной Буевич. Романсы из романа мы с ней разместили на Ю-Тьюбе, число прослушек нарастает. Итак, всем рекомендую романсы Елены Ивановны Буевич. 

Журналист: Название романа вы нам не озвучите? 

Юрий Милославский: Это исключается. Во мне сильны предрассудки малороссийского востока, Дикого Поля, я автор суеверный, сглазу боюсь. А романсы — пожалуйста: начните, например, с нашего последнего романса-танго «Вдвоем», или «Московской сирени». Это будет своего рода анонс романа.

Платон Беседин: Я пишу книжку, называется она «Красная соль». Есть роман в рассказах, а это роман в повестях. Там, наверное, пять историй будет, пять повестей, три я написал, две надо написать. Они происходят в наше время, с 2013 по 2015 год, каким-то фоном им, наверное, будут украино-российские события, но, конечно, я бы не хотел их акцентировать, тем более после «Дневника русского украинца», важнее исследовать преломление психики, видоизменение человека, его мутацию даже. Интересно понять, как, например, семейные отношения меняются у людей во время всех этих пертурбаций, как жизнь меняется, как сейчас все эти перемены отражаются на нашей жизни, на нашей психике. Это раз. Ну и два: жду переиздания в России своего романа «Учитель», первого тома тетралогии. 

Это очень нужно сделать, потому что он вышел на Украине, и там с ним есть проблемы из-за доноса Главы Союза писателей Украины, назвавшего его подготовкой сепарации Крыма. Тем более, что в России он во всех крупных премиях, а в бумажном варианте просто невозможно его достать, и это, конечно, нонсенс, а люди его постоянно спрашивают. Ну и конечно, я хотел бы написать книгу о «русской мечте», о том, что произошло со всеми нами, и не просто в таком публицистическом контексте, а именно с элементами большого литературного, философского и идеологического исследования в контексте того, что Россия сегодня цивилизационно может предложить миру.
 

Встройте "ИНФОРМЕР" в свой информационный поток, если хотите получать оперативные комментарии и новости:

Подпишитесь на наш канал в Яндекс.Дзен
Добавьте "ИНФОРМЕР" в свои источники в Яндекс.Новости или News.Google
Также будем рады вам в наших сообществах во ВКонтакте, Фейсбуке, Твиттере, Одноклассниках



7607