75.47p
89.89p
05:59
27.11.2020
13648
 

Почему останки погибших воинов замурованы в фундамент частной часовни в Севастополе?

 

Встройте "ИНФОРМЕР" в свой информационный поток, если хотите получать оперативные комментарии и новости:

Подпишитесь на наш канал в Яндекс.Дзен
Добавьте "ИНФОРМЕР" в свои источники в Яндекс.Новости или News.Google
Также будем рады вам в наших сообществах во ВКонтакте, Фейсбуке, Твиттере, Одноклассниках

В этой статье мы коснемся весьма деликатной темы, мнения и суждения по которой, бесспорно, могут содержать у разных людей абсолютно противоположные и остро дискуссионные оценки. Но и сама по себе ситуация – более чем неоднозначная.

Евангелие донесло до нас слова Иисуса Христа: «…Отдавайте кесарево – Кесарю, а Божие – Богу…» (более известные по фразеологизму: «…Богу – Богово, кесарю – кесарево…»), в которых точно и недвусмысленно выражено, в том числе, и предупреждение о нежелательности, мягко говоря, совмещать несовместимое. Будь то при жизни человека или после его кончины.

Но если при жизни каждый сам для себя определяет границы уместного и возможного, то по смерти, порой, это определяют уже другие. И не всегда делают это по уму и совести.

На территории Музейного историко-мемориального комплекса героическим защитникам Севастополя «35-я береговая батарея» находится часовня во имя Михаила Архангела.

В основании сей часовни, захоронены останки защитников Севастополя (6 бойцов), обнаруженных при подготовке фундамента под её строительство.

И в СССР, и в современный период истории нашего Отечества, Церковь отделена от государства. Это факт, с которым необходимо считаться. Внутренняя деятельность этих двух, назовём так, «институтов» – в границах своих полномочий – регламентируется и регулируется своими законами и правилами.

Взаимоотношения между ними по многочисленным соприкасающимся вопросам чаще всего носят, в некотором роде, договорной и компромиссный характер без нарушения как государственных законов, так и церковных правил. В обоюдном стремлении не допустить создания возможной напряжённости в обществе неуклюжими и непродуманными решениями, могущими нанести оскорбление душам людей: как в Бога верующих, так и неверующих.

Ни в каком православном храме нет места, например, для спортивного тотализатора, как в казино с рулеткой – нет места для раки с мощами святого. «…Богу – Богово, кесарю – кесарево…».

Изначально по церковным правилам было запрещено хоронить мертвых внутри церкви, но со временем в практике Русской православной церкви стали допускаться отдельные случаи погребения. Так, под сводами храмов стали хоронить архиереев, почивших на кафедрах, и благочестивых иноков, в будущем прославлении и святости которых никто не сомневался, членов семей княжеских и царских фамилий, героев (наглядный пример тому – усыпальница адмиралов во Владимирском соборе). В ограде храма или часовни также стало возможно, в исключительных случаях, хоронить известных лиц из числа клириков, почётных граждан – меценатов и благодетелей, священников, когда их жизнь в целом, и содеянное ими при жизни на благо Церкви и Отечества – были очевидны. Подобное, с точки зрения именно церковной, было допустимо по той причине, что Российская Империя до 1917 года была государством православно-христианским. Статус православной веры был юридически закреплён в Основных законах государства статьей 62, в которой было сказано что «первенствующая и господствующая в Российской Империи вера есть христианская православная кафолическая восточного исповедания».

У светского, а не религиозного государства в вопросах, связанных с погребениями, присутствуют свои законодательные акты. Отдельно существует документ, который регламентирует порядок захоронения погибших при защите Отечества, где однозначно указывается на то, что такие останки должны и могут быть захоронены только на мемориальных воинских кладбищах. Вне зависимости от прижизненных религиозных или антирелигиозных предпочтений погибших и их конфессиональной принадлежности.

Солдаты, выполняя присягу и воинский долг, погибли, защищая Родину, и Родина отдаёт им должное в их последнем упокоении, как, прежде всего, воинам. Если имена погибших идентифицированы, то они заносятся в государственные архивы с точным указанием места захоронения. Статус подобных кладбищ законодательно не подлежит никакому изменению и уж, тем более, их упразднению.

И вот, в связи со всем выше изложенным по поводу захоронения бойцов Красной Армии в фундаменте часовни, возникают вопросы.

Почему останки погибших воинов не захоронены на воинском кладбище, например, на «Дергачах», а замурованы в фундамент частной часовни на частной территории, арендованной у государства? Если подобное было осуществлено хозяевами данного мемориала исключительно в силу личных «капризов» и при попустительстве украинских властей, то в правовом поле современной России, являющейся правопреемницей СССР, останки этих воинов необходимо перезахоронить.

Чем было мотивировано церковное священноначалие, освятившее эту часовню с таким захоронением? Среди бойцов могли быть: как приверженцы любого иного вероисповедания, так и атеисты, никакого мировоззренческого отношения при своей жизни не имевшие к православной Церкви, её Таинствам, обрядам и традициям.

Да и сама часовня представляет собой, скорее, не храм, а проходной двор для кого попало. Особенно это характерно в летний период. В часовню заходят мужчины в шортах, у многих скорее являющихся трусами, и, порой, не обременяющих себя заботой набросить на оголённый торс футболку или рубашку… Посещают её и женщины с непокрытой головой и в купальниках, всего лишь прикрытых куском обмотанной вокруг тела прозрачной ткани… Часто подобное непотребство происходит на глазах у детей. О каком тогда для них примере духовности, с позиции Церкви, может идти речь при таком поведении взрослых?! Никакого служителя или смотрителя при часовне нет. Внутри храма, а часовня – это храм, чередуясь, звучат молитвенные песнопения «в записи через динамики» и… просто песни «про войну». Подобное же – из области абсолютной профанации храмового пения, как коллективной молитвы присутствующих в ней во время службы верующих и уродование основного выразительно-богослужебного элемента храмовой молитвы.

Уместность тех или иных действий определяется адекватностью людей, их совершающих. Ситуация с данной часовней ставит под сомнение эту самую адекватность у всех, кто причастен к её функционированию в таком виде.

Янушевский Ю. Г.

 

Встройте "ИНФОРМЕР" в свой информационный поток, если хотите получать оперативные комментарии и новости:

Подпишитесь на наш канал в Яндекс.Дзен
Добавьте "ИНФОРМЕР" в свои источники в Яндекс.Новости или News.Google
Также будем рады вам в наших сообществах во ВКонтакте, Фейсбуке, Твиттере, Одноклассниках



13648