75.86p
90.46p
02:01
29.11.2020
13534
 

Почему в России неэффективная система госуправления?

 

Встройте "ИНФОРМЕР" в свой информационный поток, если хотите получать оперативные комментарии и новости:

Подпишитесь на наш канал в Яндекс.Дзен
Добавьте "ИНФОРМЕР" в свои источники в Яндекс.Новости или News.Google
Также будем рады вам в наших сообществах во ВКонтакте, Фейсбуке, Твиттере, Одноклассниках

Последние политические события в стране, которые затмила пандемия: отставка правительства, обращение президента и предложенные им поправки к Конституции — породили в российских СМИ бурю конспирологических комментариев, смысл которых в основном сводился к одному: грядут перемены.

Несмотря на бесчисленное количество различных научных институтов и центров исследования политической конъюнктуры, внятного ретроспективного политического анализа путинской эпохи в доступном широкой публике медийном политическом поле практически нет.

Особенно это странно ввиду наличия довольно большого количества парламентских политических партий, движений и отдельных политических медийных персон, которые бесконечным калейдоскопом мелькают в СМИ, не говоря уж о тренде создания новых партий и движений.

Прежде всего, давайте спросим себя: чем обусловлена наблюдаемая в последнее время такая политическая активность президента, чьим политическим кредо, как всем известно, является стабильность и ещё раз стабильность?

Думается, что не столько предстоящий его уход с политической сцены (транзит власти), сколько печальное осознание порочности и бесперспективности созданной в стране модели управления, которая за 20 лет не только не смогла преодолеть пороки командно-административной системы, но и все более демонстрирует нарастающую неэффективность и тенденцию к саморазрушению, что особенно стало это заметно в условиях сегодняшней эпидемии.

В качестве иллюстрации приведем лишь один пример: чиновников в РФ больше, чем в СССР, почти в 2 раза, но их функционал меньше, чем в половину: на каждые 10 000 граждан России приходится 143 чиновника; в СССР на 10 000 чел. — 60 чиновников

Мы уже не говорим об исполнительской дисциплине: вспомним реализацию майских указов президента от 2012 года. Трудно заподозрить президента в злом умысле создания такой неэффективной системы управления.

Скорее всего следует признать, что была допущена системная концептуальная ошибка в конструировании управленческих механизмов. Поэтому считаем, что без серьезного ретроспективного анализа условий и причин, приведших к статус-кво, будет невозможно дальнейшее продуктивное развитие политической системы страны.

Формирование нынешней системы управления было предопределено не только политико-экономической ситуацией, существовавшей на тот момент в стране, но и во многом самим В.В. Путиным, его личными взглядами и воззрениями на принципы государственного управления.

Получив страну в руинах, c разрушенной младореформаторами за «святые годы» экономикой и системой управления, сепаратистскими настроениями и «мусорным» международным рейтингом, президент, будучи несомненно, патриотом и державником, ориентируясь в качестве примера на опыт, а, главное, результаты И.В. Сталина, не мог предложить ничего другого, как сформировать жесткую командно-административную вертикаль.

Часто приходится слышать мнение, что неэффективность системы управления в нашей стране есть лишь следствие исключительно ошибочной тактики ее организации и неудачного подбора конкретных персоналий.

Есть тезис (КПРФ, движение «За новый социализм»), что проблему эффективности существующей системы управления можно решить её реформированием только на другой политико-идеологической основе.

Но так ли это?

Как утверждал греческий философ с берегов Черного моря Гераклит Понтийский: «Мир находится в постоянном движении - в одну и ту же реку нельзя войти дважды».

Именно современные условия - как вовне, так и внутри страны - не позволили получить желаемый сталинский результат.

Во-первых, В.В.Путин, будучи европейски ориентированным человеком, категорически не приемлет репрессивный инструмент управления. Без чего, как показывает практика и история России, управлять бюрократией практически невозможно. Именно этот инструмент в полной мере был использован Иосифом Сталиным (а до него Иваном Грозным, Петром Первым и др.).

Ставка Путина на просвещенное и патриотически воспитанное чиновничество явно не сработала. И это объективно.

Как известно, в человеке существуют два личностных начала: биологическое и социальное. Они находятся в постоянном противоборстве, при этом сохраняя свое единство и являясь источником развития человеческой личности и его индивидуальности.

Каждый из нас может вспомнить примеры такой борьбы в себе, подавая нищим милостыню или давая друзьям взаймы. Надо сказать, что точка динамического равновесия биологического и социального, хотя и до какой-то степени генетически предопределена (щедрый или жадный), но не задана от рождения крайне жестко.

Это соотношение зависит от воспитания, а, главное, от условий существования в каждый данный момент жизни человека и определяется целью максимально успешного выживания. Именно конкретные условия существования определяют соотношение биологического и социального начала в человеке на данный момент его жизни.

Поэтому отсутствие социального и неэффективность государственного контроля, в конечном итоге, приводят в подавляющем большинстве чиновников к преобладанию биологического эгоизма в распределении и присвоении материальных благ.

Во-вторых, у И.В. Сталина был дополнительный контур управления — коммунистическая партия с марксистко-ленинской идеологией. Путин же намеренно пошел на деидеологизацию страны. И это также объяснимо: ну какой идеологической байкой можно было прикрыть вопиющее имущественное неравенство и бесправие большинства народа.

А идеологический выкидыш в виде тезиса о патриотизме для большинства наших людей не срабатывает: не хочется на фоне тотальной несправедливости сражаться за дворцы олигархов и терпеть нищету во имя громадных бонусов акционеров Газпрома или топ-менеджеров госкорпораций.

Да и во многом путинский тезис о патриотизме, думается, был обращен, прежде всего, к современной элите России — как попытка её убеждения, что для них «там» земли нет.

В-третьих, и это самое главное, качественно изменилось чиновное сообщество. В отличие от советской номенклатуры, пределом мечтаний которой были спецпаек и госдача, современная бюрократия имеет совершенно другие запросы.

Здесь мы вынуждены сделать небольшое отступление и дать расширенное пояснение.

Интенсивное развитие общественных механизмов межотраслевого производственного обмена, правовой и организационный базис для которого формирует государство, предопределило превалирующую роль государства и в процессе перераспределения значительной части производимой совокупной прибавочной стоимости за счет использования государственных налоговых, банковских, кредитных, торговых и социальных механизмов.

Например, только совокупная доля налогов в некоторых развитых странах достигает 60–70% от объема общей полученной прибыли. Формируя и управляя общественными механизмами перераспределения, тот, кто его осуществляет, неизбежно использует подконтрольные властные рычаги в собственных экономических интересах, присваивая часть перераспределяемого совокупного общественного продукта.

Сегодня можно предположить, что классическая классовая схема производственных отношений по Карлу Марксу, основанная на единоличном присвоении капиталистом части

произведенной наемным работником (пролетарием) прибавочной стоимости, во многом претерпела изменение, так как немалая часть ее отъема происходит в сфере общественного перераспределения и прежде всего государственного регулирования.

Давайте, наконец, откровенно признаем: несмотря на то, что мы в России живем при капитализме, даже сейчас широкий класс национальных производителей к власти реально не допущен.

Мы живем в псевдодемократическом обществе манипуляционной демократии, где с помощью СМИ, манипуляций социальными льготами и избирательными технологиями власть узурпирована классом бюрократии и консолидированной с ним узкой группой олигархов и корпоратократов (англ. corporatocracy — назначенная или выборная акционерная корпоративная бюрократия транснациональных монополий, которая влияет и формирует политическую систему и систему управления государством в личных и корпоративных интересах).

Именно классом, который имеет все классовые признаки согласно ленинскому определению (Ленин В.И. Великий почин // Полн. собр. соч. Т. 29. С. 388.), причем международного характера (космополитическая корпоративная бюрократия).

Класс «распределителей» объективно всегда будет решать все управленческие вопросы, (осознанно или интуитивно) исходя, прежде всего, из своих классовых интересов.

Посмотрите, в чьих интересах принимаются те или иные законы в России. Пока класс чиновничества был не так состоятелен, в стране существовала (как и во многих развитых странах) прогрессивная шкала налогообложения.

Но как только класс чиновничества стал «зажиточным», сразу же был протащен закон об отмене прогрессивной шкалы.

Почему не «проходят» законы о природной ренте или о национализации инфраструктурно значимых отраслей (нефть, газ, энергетика)?

Да потому, что довольно много высших чиновников обладают солидными пакетами акций сырьевых монополий, их национализация нанесла бы финансовый вред как им лично, так и всему классу бюрократии. Да и коррупцию не победить, так как последняя является бюрократической административной рентой, взимаемой по объективным экономическим законам классом чиновничества.

Может, вся проблема в качестве чиновников?

Эта мысль постоянно витает в общественно-политическом сознании общества. Давайте воспитаем хороших чиновников («Лидеры России»), выберем «народного» президента, и он «как раб на галерах» будет денно и нощно печься о благе народа.

Нет!

Это утопия (вспомним о биологических и социальных корнях человеческой сущности). Конфликт частных, групповых и классовых интересов госбюрократии и корпоратократии с общественными интересами всего народа в условиях отсутствия эффективных механизмов общественного контроля над чиновничеством в целом всегда будет разрешаться не в пользу общества.

Разрастающийся и довольно сплоченный групповыми интересами класс бюрократии крепко держит в руках и политическую, и исполнительную, да и законодательную власть (партийная бюрократия) в стране, извлекая из нее вполне реальные для себя дивиденды, разменивая власть на материальные блага.

Именно сегодняшняя российская бюрократия в своих классовых интересах намеренно создала юридические механизмы вопиющего грабежа страны, именно она сознательно создала олигархов и сознательно внушает мысль людям о необходимости усиления государственного регулирования, намеренно скрывая от населения, в каком государстве мы живем и в чьих экономических интересах, прежде всего, это регулирование будет осуществляться.

В свете приведенных выше тезисов может сложиться впечатление, что антибюрократическая революция призвана уничтожить чиновничество как класс. Нет. Это не так. Без управления ни одна система не может жить. Суть любой системы управления — чиновники. Но вот полная бесконтрольность в современной России исполнительной, да и законодательной власти, возведенная в закон государственным переворотом и расстрелом парламента России, абсолютистские полномочия президента страны рождают ту безнаказанность, вседозволенность, тотальную продажность и грабеж, которые сегодня как раковая опухоль разрушают устои государства и ведут к обнищанию народа.

Мы далеки от мысли, что все чиновники сплошь воры и мздоимцы, но такими их во многом делает неумолимая логика существующей системы управления, где мнение начальника приоритетнее логики, здравого смысла, мнения избирателей и закона.

Многие из них понимают всю стратегическую разрушительную пагубность подобного государственного устройства, но вынуждены принимать правила игры, исходя из приоритета собственного биологического выживания. В подавляющем большинстве случаев борьба социальной ответственности и биологической целесообразности в каждом конкретном чиновнике заканчивается победой последней или, в крайнем случае, лицемерным компромиссом: кто платит, тот и заказывает музыку.

А между прочим, платит всегда народ, который точно также лицемерно называют «хозяином» страны. Можно сказать, что обкрадывание «хозяина-народа» своими «слугами-чиновниками» — это многовековой жизненный постулат России. Но вряд ли можно назвать историческим постулатом для как бы «демократического» общества, дикую роскошь слуг и вопиющую бедность хозяев.

Неизбежно подобное состояние ведет к распаду государства. Но повторим: антибюрократическая революция направлена не на ликвидацию класса чиновничества, а на слом системы его бесконтрольности. Гражданское общество — это, прежде всего, эффективный контроль общества за властью.

Возвращаясь к анализу текущей политической ситуации, исходя из всего вышесказанного, следует признать, что неэффективность существующей системы управления есть следствие объективных механизмов общественного развития. Это необходимо осознать обществу и, прежде всего, политическим движениям и партиям, которые и призваны «двигать» общественный прогресс, развивать и совершенствовать политическую структуру общества.

И здесь приходится согласиться с нелестным мнением Владимира Путина о политическом истеблишменте в целом и партиях нашей страны. Не имея четко разработанной политической платформы, проработанной в качестве политического базиса своей общественной деятельности внятной идеологии, наши партии в основном сосредоточены на провозглашении социальных требований и каких-то конкретных социальных льгот.

Исходя из лозунгов, их трудно отличить друг от друга. А ведь именно партии призваны разрабатывать дискурс (образ мышления, идеологию) общественного развития, предлагая его на альтернативной основе в качестве программы своей политической борьбы и долгосрочной стратегии развития общества в целом.

У большинства партийных программ за частоколом социальных пожеланий не просматриваются ни идеология как система набора идей, определяющих принципы организации общества, ни стратегические и тактические цели его развития, а также способы их достижения.

Партийная бюрократия, намертво спаянная с госбюрократией и корпоратократией, намеренно уводит народ на зыбкое поле исключительно социальных требований.

Извечная ошибка элиты – держать народ в политическом невежестве и подальше от управления, мотивируя это тем, что для управления и принятия решений требуются специальные знания, опыт и необходимая степень информированности.

Да, этот тезис верен, но намеренно извращенное до неузнаваемости ленинское высказывание, что «любая кухарка может управлять государством» (в оригинале «…любой чернорабочий и любая кухарка не способны сейчас вступить в управление государством, но мы требуем

немедленного разрыва с тем предрассудком, будто управлять государством, нести будничную, ежедневную работу управления в состоянии только богатые или из богатых семей взятые чиновники») использовалось правящей элитой как саркастический комментарий к призывам о формировании механизмов истинного народовластия.

И поэтому сильно лукавят те, кто взахлеб ностальгирует по СССР.

Да, командно-административная система до определенного момента была весьма эффективной, но партийно-хозяйственная номенклатура, по существу узурпировав власть, отстранила от процесса управления и принятия решений широкие народные массы. Чиновничество, партийно-хозяйственная бюрократия искренне считала (и считает до сих пор), что управлять келейно эффективнее и проще. Но если это было в какой-то степени оправдано в условиях повальной безграмотности на заре СССР, то в условиях сегодняшнего информационного взрыва и в эпоху информационных войн, демократическая псевдо справедливая имитация делает элиту подударной, а государство слабым.

Именно это и делает возможным цветные революции и снос государственности, не опирающейся на практику общенародного участия в управлении.

Долговременный эффективный идеологический контроль народных масс возможен лишь в условиях тотального идеологического давления и информационного вакуума в «закрытом» обществе.

В условиях политического плюрализма, множественности и относительной неподконтрольности каналов информации современного мира все потуги правящей верхушки использовать прежние приемы идеологического и информационного зомбирования населения обречены на провал.

И чем дальше идет развитие информационных и интеллектуальных технологий, меняется характер общественного труда, тем быстрее будет нарастать процесс обособления народа от правящей элиты, устойчивость которой обратно пропорциональна вовлеченности широких народных масс в процессы государственного управления и осознания несправедливости общественного устройства.

Именно это и явилось «уязвимой пятой» Советского Союза, как и современной России.

Доктор медицинских наук,

профессор, академик РАЕН Аркадий Спартакович Медведев

Мнение авторов и спикеров может не совпадать с позицией редакции. Позиция редакции может быть озвучена только главным редактором или, в крайнем случае, лицом, которое главный редактор уполномочил специально и публично.


 
 

Встройте "ИНФОРМЕР" в свой информационный поток, если хотите получать оперативные комментарии и новости:

Подпишитесь на наш канал в Яндекс.Дзен
Добавьте "ИНФОРМЕР" в свои источники в Яндекс.Новости или News.Google
Также будем рады вам в наших сообществах во ВКонтакте, Фейсбуке, Твиттере, Одноклассниках



13534