16708
 

Раньше пытался быть политологом, но занялся историей и сам себе «прострелил ногу»

 

Встройте "ИНФОРМЕР" в свой информационный поток, если хотите получать оперативные комментарии и новости:

Подпишитесь на наш канал в Яндекс.Дзен
Добавьте "ИНФОРМЕР" в свои источники в Яндекс.Новости или News.Google
Также будем рады вам в наших сообществах во ВКонтакте, Фейсбуке, Твиттере, Одноклассниках

35-я батарея

То, что в детище А.Чалого под названием «музей на 35-й батарее» и в помине нет никакого музея, и слово музей в названии данного частного но, типа, «мемориального объекта», является обманом посетителей – в Севастополе знают очень хорошо.

И эта явная музейная инсинуации не идёт на пользу бывшему «народному мэру».

Впрочем, когда и какого олигарха интересовало мнение народа?

Интересно другое, а именно: почему до сих пор официальная российская власть не может разобраться с этим музейным самозванством и допускает функционирование «чего-то» в образе музея?

А ведь посещающие сие музейное недоразумение туристы абсолютно уверены, что они пришли в гости к учёным специалистам и им на экскурсиях рассказывают всякие «занимательные истории» настоящие знатоки на основании серьезных научно-исторических изысканий.

Вот туристы с чистым сердцем и верят в то, то им в том «музее» рассказывают.

А зря.

И вот почему. Не так давно на «экраны интернета» вышел фильм журналиста Абрамова под названием «Первый выстрел».

И главными консультантами при съёмках этого «исторического шедевра кинодокументалистики» были сотрудники «музея 35-я батарея», которые ЕЩЁ раз в полном объёме подтвердили свою АБСОЛЮТНУЮ некомпетентность: и как историков, и как музейщиков.

Впрочем, а чего ещё можно было ожидать от деятелей, которые изучают историю по мемуарным воспоминаниям, художественной беллетристике и рассказам из третьих уст на пятые!?

Все мемуары, издававшиеся в СССР от рядового до маршала, прошедших Великую Отечественную войну – ЦЕНЗУРИРОВАЛИСЬ в рамках доктрины коммунистической идеологии, на тот момент являвшейся государственной в СССР.

Все без исключения.

Кроме того все мемуары носят исключительно СУБЪЕКТИВНУЮ составляющую со стороны авторов, при помощи которой они чаще всего вспоминает то, что им «хочется» вспоминать и умалчивает про то, что может негативно отразиться на их имидже.

Никакие мемуары никогда не являлись и не являются основой исторической науки, а только её фрагментарным дополнением. Дополнением проверяемым и перепроверяемым.

Речь в «фильме» идёт о начале Великой Отечественной войны исключительно «по мемуарам» в том контексте, что первый(!) выстрел по врагу был сделан именно в Севастополе.

И именно сотрудники музея сей факт, якобы «преданный забвению» официальной исторической наукой о Великой Отечественной войне «обнаружили», и теперь доводят его до сведения широких масс этим фильмом.

Мол, командир 74-й зенитной батареи, скомандовавший открыть огонь по фашистским самолётам, сделал это на свой страх и риск. А утром ждал ареста и репрессий. И потому 74-я зенитная батарея – «легендарная». И первый вражеский авиационный налёт в Великой Отечественной войне был совершён на Севастополь. И тому подобные историко-научные «открытия».

Всё, на первый взгляд, в анонсах кино звучит «пристойно» и «патриотично».

Но вся пристойность тут же превращается в набор «фейков», если внимательно поразмышлять над «домыслами конструкторов» «фильма» после его просмотра.

Прежде всего, следует указать, что о налёте немецких самолётов не с целью бомбардировки города, а с целью попытки заминировать выход из Главной базы для ЧФ СССР – не является никаким секретом.

Абсолютно.

Флот вернулся в Главную базу после учений буквально накануне 22 июня 1941 года. Личному составу был объявлен массовый сход в увольнение. Но события развивались стремительно.

Г.И.Ванеев в своей работе: «Севастополь 1941-1942. Хроника героической обороны. Книга 1» пишет: «Учения закончились благополучно, и 19-20 июня 1941 года корабли стали сосредотачиваться на главной базе. Однако флот не перешёл на повседневную готовность № 3, а оставался, согласно указаниям наркома ВМФ, в состоянии повышенной оперативной готовности № 2. Корабли и военные объекты продолжали соблюдать светомаскировку, в городе же затемнение было отменено.

В субботу 21 июня бульвары и парки вечернего Севастополя заполнили моряки с кораблей и из частей гарнизона, получившие увольнение. В Доме офицеров флота, в театре им. Луначарского шли концерты для воинов по случаю успешного окончания учения. Ничто не предвещало трагических событий. Но вскоре после окончания времени увольнения, точнее, в 1 ч. 03 мин. 22 июня, в адрес Военного совета Черноморского флота поступила срочная телеграмма наркома ВМФ «Оперативная готовность № 1 немедленно. Кузнецов» (РГАВМФ. – Ф. 72, д.12487, л.443.).

А вот что написано в работе «Битва за Крым 1941-1944 гг./А И.Исаев, Н.Глухарёв, О.Романько, Д.Хазанов. – Москва, 2016».: «Первая вражеская атака для Черноморского флота не стала полной неожиданностью. Черноморский флот был приведён в оперативную готовность № 1 в связи с возможным нападением Германии в 1 час 15 минут 22 июня – ещё за два часа до начала первого налёта немецкой авиации. По сигналу был возвращён на корабли личный состав, начались работы по заправке кораблей топливом, город погрузился в темноту». (Цитата из книги: Морозов М.Э, Кузнецов А.Я. «Черноморский флот в Великой Отечественной войне. Краткий курс боевых действий. М., 2015. С. 21).

Исаев, Романько, Глухарёв и Хазанов широко известны, как в среде профессиональных историков, так и среди интересующихся историей Великой Отечественной войны, особенно в Крыму и в Севастополе. А вот кто такая Т.Уманская в исторической науке?

Таким образом, вывод напрашивается только один, а именно: налёт гитлеровской авиации на Севастополь не был неожиданным, а был ОЖИДАЕМ. К нему готовились.

«Эксперт» Т.Уманская в кадрах кино «улётно креативна» и затмевает всех историков вместе взятых:

«Открыть первыми огонь, это что значит? Это значит начать войну, развязать войну. Поэтому ведь и был издан приказ ни в коем случае не поддаваться на провокации. И прилёт сюда, подлёт сюда немецких самолётов… это позже уже стало известно, что они немецкие… он мог быть такой провокацией. А стать той страной, которая начнёт, развяжет эту войну, конечно, это не входило в планы советского командования…».

Специально для «историка-эксперта» Т.Уманской: Казус белли (латинское Casus belli) или в переводе на русский – «случай (для) войны», «военный инцидент» является предлогом для начала войны в виде случая прямой агрессии против суверенного государства, как возможность дальнейшего обоснования нападающей стороной перед международным сообществом необходимой ответной меры на произошедший инцидент развязыванием полномасштабных боевых действий, то есть – войны.

Специально для «специалиста» Т.Уманской, а именно: так немецкие солдаты из войск «СС», переодетые в польскую военную форму, совершили нападение на немецкую радиостанцию, расположенную в городе Гляйвиц 31 августа 1939 года. Были жертвы с немецкой стороны. Случившееся было объявлено в Германии поводом для вторжения своих войск в Польшу.

Так началась Вторая мировая война. Да, это была провокация. Но провокация исключительно в рамках создания этого самого казус белли.

В случае же с Севастополем 22 июня 1941 года НИКАКОГО ПОВОДА для начала войны против нас НЕ БЫЛО. И не могло быть.

И вот почему.

Самолёты находились в воздушном пространстве СССР, нарушив государственную границу. Огонь вёлся не по территории сопредельного государства и не в воздушном пространстве сопредельной страны, чтобы расценивать этот огонь, как прямую агрессию СССР против другой державы, будь то Германия, Румыния, Турция или ещё кто-то…

Наше береговое и корабельное ПВО вело огонь НАД СВОЕЙ территорией по абсолютно ПРАВОМЕРНОМУ приказу с точки зрения всех международных законов. И не надо считать наше командование уж совсем законченными дебилами, которые тряслись только от одного слова «провокация».

Провокация – это именно ТО, КАК расставляет акценты в рассказе об отражении налёта немецкой авиации на Севастополь утром 22 июня 1941 года «эксперт из музея 35-я батарея» Т.Уманская.

«Эксперт» Т.Уманская из «музея на 35-й батарее» не обременяет себя историческими изысканиями и в «кадрах кино» излагает весьма «оригинальные» исторические наблюдения в не менее оригинальных выводах из этих наблюдений:

«…Ведь уже в мае этого года были зафиксированы прилёты сюда вражеских самолётов, которые делали здесь аэрофотосъёмку и всё… последующее событие 22 июня… в ночь с 21 на 22… они подтверждают ещё и то, что здесь в городе действовали и какие-то небольшие диверсионные группы противника. Достаточно сказать, что когда поступил приказ уже командующего флотом отключить все маяки… вот наш, херсонесский маяк он продолжал светить… и… по поводу того, почему это произошло, существует несколько версий, в том числе и наличие диверсантов здесь у нас в городе…».

Для заместителя директора музейного комплекса, то есть человека по должности обязанного формулировать не абы что, а подтверждаемые документами факты со ссылками на источники этих самых фактов, а не озвучивать несколько(!) версий(!), причём без пересказа хотя бы одной из них, к которой сама Т.Уманская более склонна, чем к остальным – это скорее из области сплетен на лавочке, чем грамотная речь знающего сотрудника музея.

Да и вообще мало-мальски сведущего человека в вопросах героической обороны Севастополя в 1941-42 годах.

То, что маяк не был отключён, СОВЕРШЕННО не является доказательной версией «в пользу» наличия диверсионных групп в городе. Потому что тогда маяк должен был бы такой группой быть захваченным и не выключен: или с «тихой» ликвидацией всех, кто маяк обслуживал, или с «громким» боем с этой же целью.

Но ничего подобного на херсонесском маяке не произошло – никакого его захвата диверсантами не было.

Да, собственно – зачем?

Специально для «заместителя директора» необходимо уточнить, а именно: немцы НЕ ПЛАНИРОВАЛИ десантной операции высадкой с моря в Главную базу ЧФ Севастополь своих войск. Для этого им надо было бы иметь соответствующий тоннаж десантных плавсредств и их прикрытие мощной корабельной группировкой. У немцев же за ВСЮ войну НИКАКОГО военного флота на Чёрном море, способного сразиться в открытом бою с ЧФ СССР – не было.

И наше командование об этом знало.

Самые тяжёлые потери наш флот понёс от авиации противника и подрывов на минах.

Разведывательная стратегическая резидентура врага в условиях пока ещё глубокого тыла, которым был Крым и Севастополь 22 июня 1942 года и тактические диверсионные вражеские группы – это совершенно разные понятия и смыслы. Как по своим целям, так по задачам и их выполнению.

У Севастополя в мае 1941 года не было «границы с немцами» и чтобы подлететь к Севастополю, им надо было НАРУШИТЬ наше воздушное пространство на большое расстояние.

И всё это при полном равнодушии к происходящему со стороны наших военных?

В этой связи ещё более интересно было бы услышать, из каких КОНКРЕТНО источников Т.Уманская почерпнула факты проведения немецкими самолётами неоднократной аэрофотосъемки Главной базы ЧФ ДО начала Великой Отечественной войны ещё в мае 1941 года?

В каких числах мая?

Какими самолётами?

Кто зафиксировал «прилёты сюда вражеских самолётов» в мае 1941 года?

Куда и кому было доложено, что и кем было приказано?

Было ли противодействие со стороны нашей авиации и ПВО подобному «беспределу»?

Если это «историческое открытие» – тогда источники такого «открытия» необходимо указывать, чтобы не быть голословной. Если это имевшие место быть «реальные факты», то источники этих фактов тем более необходимо довести до зрителей, чтобы они самостоятельно углубились в тему.

Если источники НЕ УКАЗАНЫ, то на сновании чего зрители должны верить «эксперту» Т.Уманской в том, что весь май 1941 года над Севастополем безнаказанно летали немецкие разведывательные самолёты?

Теперь собственно о самом налёте и «первых выстрелах» в Великой Отечественной войне, вокруг которых и «сконструирован» этот фильм.

В работе «Битва за Крым. 1941-1944гг.», о которой уже было упомянуто выше, на стр. 55 написано следующее: «Как теперь стало известно, германское командование определило единое время для вторжения своих самолётов в воздушное пространство СССР 22 июня 1941 г. – 3 ч. 15 мин. по среднеевропейскому времени или 4 ч. 15 мин. по московскому по всей границе. Однако были и исключения: аэродром у литовского Алитуса и базу в Севастополе атаковали раньше».

Вопрос к создателям «сенсационного фильма» – выяснили ли они, когда «по хронометру» был атакован аэродром в Алитусе, и вели ли огонь по гитлеровским самолётам средства ПВО данного аэродрома?

Если уж «специалисты» снимают фильм со столь громким названием «с претензией», как «Первый выстрел» в Великой Отечественной войне, то они ОБЯЗАНЫ быть максимально скрупулёзными и дотошными в изучении ВСЕХ исторических материалов первого дня войны. Иначе… Иначе выглядят эти «эксперты» крайне неубедительно. Мягко говоря…

В фильме «специалистов из музея 35-я батарея» говорится, что первый налёт гитлеровской авиации был совершён по Севастополю ДО официального объявления войны со стороны Германии вручением соответствующей ноты послом Германии в СССР Шуленбергом Молотову в 04.00 по московскому времени.

Но в интервью, которое Молотов позднее дал Феликсу Чуеву, он заявил, что принимал Шуленберга между 2:30 и 3:00.

Вокруг времени вручения ноты до сих пор среди историков ведутся споры и однозначной цифры «с циферблата часов» – нет.

Советскому послу в Германии Деканозову Риббентроп вручил аналогичную ноту в Берлине в 4:00 22 июня 1941 года.

Однако вернёмся к «первому налёту» и «первому выстрелу». Вот что опубликовано в книге Хазанова Дмитрия Борисовича «1941. Горькие уроки: Война в воздухе»:

«Время удара по приграничным аэродромам русских ВВС было определено одно и то же для всего фронта: 3 ч 15 мин по среднеевропейскому времени (или 4 ч 15 мин по московскому времени). Те немецкие авиационные части, которые базировались дальше на запад, выделяли по несколько наиболее подготовленных экипажей, и они стартовали еще в темноте, а из Восточной Пруссии с аэродромов Хайлигенбайль, Йесау, Юргенфельде и других самолеты взлетали, когда уже рассвело. В плане согласованного удара по советским авиабазам было сделано одно исключение: тяжелые истребители Bf110 из 5-го отряда ZG26, возглавляемые капитаном Т. Россивалем (Т. Rossiwall), уже в 2 ч. 50 мин. пересекли границу и через 5 мин. сбросили бомбы на аэродром Алитус. Из немецкого отчета следовало, что эта атака не дала особого эффекта, но вызвала беспорядок и суматоху…».

Д.Б. Хазанов, в отличие от авторов «фильма» и «экспертов», типа, Т.Уманской, работает с документами, в том числе и из немецких архивов.

И выходит так, что одним из первых ударов немцев в Великой Отечественной войне на себя приняли наши лётчики на аэродроме городка Алитус в 2 часа 55 минут 22 июня 1941 года.

Не дала особого успеха и атака на Севастополь, которую германские самолёты провели по Главной базе ЧФ ПОЗЖЕ.

Г.И.Ванеев в своей работе: «Севастополь 1941-1942. Хроника героической обороны. Книга 1» излагает события так:

«Около 3.00 оперативному дежурному штаба флота капитану 2 ранга Н.Т.Рыбалко от постов ВНОС и СНИС стали поступать донесения о шуме моторов самолётов, идущих курсом на Севастополь (РГАВМФ. – Ф. 10 д. 39324, л. 2 ).

Своих самолётов в воздухе не было, и начальник штаба флота И.Д.Елисеев отдал приказ зенитной артиллерии главной базы и стоявшим на рейде кораблям открыть огонь (РГАВМФ. – Ф. 10, д. 39324, л. 3-4.). В 3 ч. 15 м. над базой вспыхнули лучи прожекторов и тут же раздались первые залпы».

(Примечание: РГАВМФ – Российский государственный архив военно-морского флота; СНИС – служба наблюдения и связи; ВНОС – воздушное наблюдение, оповещение и связь. Ф – фонд номер такой-то, д. – дело номер такое-то, л. – лист в деле номер такой-то).

Текст у уважаемого историка Ванеева изложен на основании архивных документов.

Что следует из этого текста?

А следует, что огонь по гитлеровским самолётам был открыт ПО ПРИКАЗУ, а не по личной инициативе командира 74-й зенитной батареи Ивана Козовника, и открыт не только этой батареей, а и другими зенитными батареями и, также, с кораблей эскадры.

Поэтому тема, кто выстрелил первым по самолётам – с берега или с кораблей – в принципе некорректна.

Ибо НИКТО с секундомером в тот момент этого не фиксировал. И никто никогда из зенитчиков не тянул на себя «одеяло первого выстрела».

Но «экспертами» из «музея 35-я батарея» навязывается мнение, что на 74-й зенитной батарее был совершён незаслуженно(!) забытый подвиг(!), ибо решение не открытие огня командир батареи принимал чуть ли не самостоятельно.

Это – не соответствуют действительности.

Потому что если Абрамов или Уманская чего-то не знают, то прежде чем на публику озвучивать свои «исторические заблуждения по незнанию» – надо бы приложить усилия и «поузнавать» у знающих историков: что и как было с началом Великой Отечественной войны в Севастополе.

Журналист Абрамов в кадре словно разговаривает «сам с собой», самому себе открывая давно уже открытое до него:

«Мы все знаем заявлением советского наркома Молотова, что 22 июня 1941 года ровно в 4 утра без объявления войны немецкие войска напали на нашу страну. Но это не совсем так. А когда тогда началась война? А тогда где именно она началась?..».

Во-первых, не просто «нарком» Молотов, а Народный Комиссар Иностранных дел.

Во-вторых, Великая Отечественная война не «когда тогда», а началась 22 июня 1941 года.

В-третьих, началась она «не где именно», а именно по всей протяжённости советской западной границы от севера до юга.

Следом Абрамов заявляет следующее: «В советских источниках почти отсутствует информация о тех, кто совершил первый налёт на Севастополь. А опубликованные в разных воспоминаниях сведения противоречат друг другу. Чтобы установить истину мы обратились к немецким и американским архивам и нашли то, что искали…».

Зачем же так сложно, Абрамов? И причём здесь «советские источники»? Зачем сочинять небылицы про то, что это именно Абрамов с «экспертами из музея 35-я батарея» установил истину? Истину чего?

Вот что опубликовано в 2016 году в работе «Битва за Крым 1941-1945 гг.» Хазановым Д.Б. в главе «Авиация при обороне Крыма 1941 г.»:

«Как выяснилось позднее, с самолетов сбрасывались не бомбы, а мины на парашютах. Действительно, командование 4-го воздушного флота поручило отряду 6/КG4, возглавлявшемуся капитаном Х. Ланге, ночной постановкой неконтактных мин закупорить корабли в бухтах главной базы, а затем уничтожить их ударами бомбардировочной авиации. Вот запись в дневнике 4-го ВФ от 22 июня: «II группа 4-й бомбардировочной эскадры 4-го авиакорпуса ещё в темноте силами 9 Не 111 атаковала Севастополь. В гавани находился линкор «Парижская коммуна»…» и ссылка на источник – BA/MA. RL 8/32 «Tagesberchten 4. Fliegerkorps».

Абрамов!

Чем меньше вы будете общаться с «историками из музея 35-я батарея», а больше заниматься самообразованием – тем это сильнее пойдёт на пользу в вашей журналистской деятельности.

Так ещё в 2004 году Д.Б.Хазанов издал книгу «Немецкие асы на Восточном фронте», в аннотации к которой говорится следующее:

«В книге приведено внушительное число боевых эпизодов, имен летчиков, числовых данных, в том числе по наиболее важным операциям. Автор на протяжении всей работы показывает, благодаря чему германские асы добивались своих побед, как велась борьба с ними, насколько она была успешной. Самое значительное достоинство работы – широкое использование архивных данных, как советских, так и немецких, ссылки на источники которых приведены в конце каждой главы. Такой подход позволяет глубже понять происходившие изменения в ходе боевых действий, получить более объективные, чем ранее, оценки…».

Читайте, Абрамов, просвещайтесь.

Кстати, Абрамов, а почему в фильме не прозвучало к каким КОНКРЕТНО немецким и американским архивам обращались создатели фильма «в поисках истины»?

И уж совершенно странным выглядит «притянутая за уши героизация» выполнения своего воинского долга в условиях налёта гитлеровских самолётов не на город, а на вход с моря в Главную базу с целью его минирования. Этот долг выполняло в тот момент множество зенитчиков: и на берегу и с бортов боевых кораблей.

Налёт гитлеровской авиации отражала НЕ ТОЛЬКО и НЕ ОДНА 74-я зенитная батарея, чтобы возникала необходимость вообще акцентировать на ней внимание. И командир батареи, а это необходимо ещё раз уточнить для таких «специалистов», как Абрамов и Уманская, приказал открыть огонь только после получения им приказа от вышестоящего начальства. О чём, кстати, говорится и в самом фильме.

Великая Отечественная война, Абрамов и Уманская, с Ивана Козовника не началась.

Зачем нести такую «историческую околесицу» с умными выражениями лиц?

Впрочем, у создателей фильма плохо не только с элементарными историческими знаниями, но СОВСЕМ плохо с совестью.

В преддверии 75-летия Великой Победы над гитлеровскими извергами, залившими нашу страну смертью, болью, горем и страданиями миллионов людей, авторы этого «кина» в самом «кине» много рассказывают о судьбах(!) немецких(!) лётчиков(!), как во время войны, так и в послевоенный период.

Тех самых лётчиков, которые бомбили наши мирные города и чьи руки по локоть в крови советских граждан.

Тех самых лётчиков, которые превратили Севастополь в щебёнку

Цитировать фашистских палачей, от имени которых вещает голос за кадром – не буду. Много чести для этих уродов. Кто желает – может сам «насладиться» описанием их жизненного пути от Абрамова и Уманской.

Не спрашиваю, ЗАЧЕМ это надо Уманской или Абрамову. Не спрашиваю, потому что после подобного их «прогиба» перед палачами, говорить с ними не о чем.

Но спрошу у настоящего владельца «музея 35-я батарея» Алексея Чалого, – а тебе, патриот, ЗАЧЕМ подобное, творимое «твоими людьми»?

Тебе тоже интересно, о чём думали, над чем смеялись или о чём мечтали 22 июня 1941 года «чикатилы» в форме лётчиков германских люфтваффе?

Экзорцист

Мнение авторов и спикеров может не совпадать с позицией редакции. Позиция редакции может быть озвучена только главным редактором или, в крайнем случае, лицом, которое главный редактор уполномочил специально и публично.


 
 

Встройте "ИНФОРМЕР" в свой информационный поток, если хотите получать оперативные комментарии и новости:

Подпишитесь на наш канал в Яндекс.Дзен
Добавьте "ИНФОРМЕР" в свои источники в Яндекс.Новости или News.Google
Также будем рады вам в наших сообществах во ВКонтакте, Фейсбуке, Твиттере, Одноклассниках



16708