01.11.2022 11:06
18871

«Точка поставлена» Главное из ответов Владимира Путина

«Точка поставлена» Главное из ответов Владимира Путина31 октября текущего года президент России Владимир Путин встретился с президентом Азербайджана и премьер-министром Армении, а после окончания мерпориятия ответил на вопросы журналистов.
На перегововрах было согласовано совместное заявление: «Подтвердили приверженность неукоснительному соблюдению всех указанных договоренностей в интересах комплексной нормализации азербайджано-армянских отношений, обеспечения мира, стабильности, безопасности и устойчивого экономического развития Южного Кавказа. Согласились приложить дополнительные усилия, направленные на безотлагательное решение остающихся задач, включая блок гуманитарных вопросов.

Отметив ключевой вклад Российского миротворческого контингента в обеспечение безопасности в зоне его развертывания, акцентировали востребованность его усилий по стабилизации обстановки в регионе.

Договорились воздерживаться от применения силы или угрозы ее применения, обсуждать и решать все проблемные вопросы исключительно на основе взаимного признания суверенитета, территориальной целостности и нерушимости границ в соответствии с Уставом ООН и Алма-Атинской декларацией 1991 г.

Подчеркнули важность активной подготовки к заключению мирного договора между Азербайджанской Республикой и Республикой Армения в целях достижения устойчивого и долгосрочного мира в регионе. На основе имеющихся наработок условлено продолжить поиск взаимоприемлемых развязок. Российская Федерация будет оказывать этому всяческое содействие.

Акцентировали важность формирования позитивной атмосферы между Азербайджанской Республикой и Республикой Армения для продолжения диалога между представителями общественности, экспертных сообществ и религиозных лидеров при российском содействии, а также запуска трехсторонних межпарламентских контактов в целях укрепления доверия между народами двух стран».

Российский лидер рассказал представителям СМИ о мобилизации, зерновой сделке и мирных переговорах с Украиной.

Главное из ответов Владимира Путина:
1. О зерновой сделке.
Весь этот процесс вывоза зерна с территории Украины был организован под предлогом обеспечить интересы беднейших стран. Мы на это пошли именно в интересах беднейших стран.

Я сейчас данные последних часов и последних дней не помню, но в целом это выглядит так: [около] 34 процентов зерна попадает в Турцию; 35, чуть побольше, – в страны Евросоюза. И только 3–4 процента, по данным Минсельхоза – может быть, иногда бывало чуть побольше – до 5 процентов, эта цифра колеблется, потому что больше вывозят туда-сюда, – только 3–4, ну, может быть, 5 процентов, шло в пользу так называемых беднейших стран по классификации ООН. Послушайте: разве для этого мы все делали?

Но дело даже не в этом. А дело в том, что та атака, которая была предпринята, – безуспешная, но тем не менее она была предпринята, – со стороны Украины по кораблям Черноморского флота – надо отдать должное нашим морякам и поблагодарить их, конечно, за то, что они оказались на высоте положения, отразили все атаки, – но эти беспилотники – и подводные, и воздушные – частично шли в коридоре, по которому вывозится зерно с Украины. Таким образом они создали угрозу и для наших кораблей, которые должны обеспечить безопасность вывоза зерна, и для гражданских судов, которые этим занимаются. А мы же обязались обеспечить эту безопасность.

Но если, Вы меня извините за простоту выражения, Украина долбанет по этим судам? Виноватыми будем мы так же, как все сейчас трещат по поводу того, что делает Россия, не вспоминая о том, чем это вызвано, а вызвано это созданием угрозы для этого гуманитарного коридора.

Я не видел в окончательном виде заявление Министерства обороны, но примерно знаю, Министр обороны нашел возможность мне сегодня в ходе дня доложить свою позицию, я с ней согласился. Он справедливо говорит: они угрозу создают и для наших кораблей, и для гражданских судов. А мы же должны обеспечить безопасность гражданских судов.

Поэтому мы не говорим о том, что мы прекращаем свое участие в этой операции, нет. Мы говорим о том, что мы приостанавливаем.

Одним из организаторов этой работы был Генеральный секретарь Организации Объединенных Наций, и сотрудники ООН принимают активное участие в этой работе, за что мы им благодарны, безусловно. Но пусть тогда они проведут работу с Украиной, и Украина должна гарантировать, что угроз для гражданских судов и для судов обеспечения России создаваться не будет.

Послушайте, я не знаю, Минобороны давало это или нет, но это же не шутки – эти подводные аппараты шесть метров длиной, по-моему, 500 тонн там взрывчатки. Попадет – там ни от зерна, ни от корабля ничего не останется. А виноваты будем мы.

Поэтому Минобороны России правильно ставит вопрос о том, чтобы провести дополнительную работу с Организацией Объединенных Наций, а те в свою очередь – с Украиной, с тем чтобы Украина гарантировала безопасность этого коридора. Ничего здесь необычного я не вижу, это вопрос согласования позиций, работы и обязательств – в данном случае со стороны украинских партнеров.

2. О завершении мобилизации.
Да, конечно, это было сделано моим Указом, потому что по-другому по закону и невозможно. Но это было сделано по предложению Министерства обороны, это естественно, а сейчас Министерство обороны предложило мобилизационные мероприятия завершить.

Я с юристами, кстати, поговорю. Даже, откровенно говоря, не задумывался над этим. С юристами поговорю, нужно ли указом объявлять о том, что она завершена. Но она завершена. Точка поставлена. Министерство обороны первоначально вообще гораздо меньшую цифру называло, но потом в конце концов пришли к выводу, что нужна мобилизация 300 тысяч.

Обращаю внимание на то, что было сказано Министром обороны при докладе: 41 тысяча находится в боевых порядках Вооруженных Сил. Это значит, что 260, точнее, 259 тысяч – часть из них находится в войсках, в составе группировки, но участие в боевых действиях не принимает, а проводит слаживание, а остальная часть находится на полигонах. То есть почти 260 тысяч человек вообще не участвуют в боевых действиях, а проходят подготовку. Так или иначе, в той или иной степени. На этом мобилизация завершена.

3. О газе.

Покупатели газа всегда есть. В мире этот продукт очень востребован. Это самый экологически чистый углеводород и идеальный первичный источник энергии для переходного периода к «зеленой» энергетике, идеальный. Меньше всего выбросов от его использования. Поэтому, я думаю – не думаю, я знаю, что потребителей много и желающих приобрести российский газ тоже много.

Что касается выбора Турции как возможного хаба для поставок в данном случае в Европу, то, мне кажется, понятно, почему мы это делаем, почему мы это предложили. Потому что работать напрямую с европейскими партнерами очень сложно. Кроме того, мы еще знаем трагические события, связанные с подрывом газопроводов.

Европейцы, как часто это бывает, как почти всегда бывает, рот закрыли, молчат, как будто так оно и надо, несмотря на то, что это реально, в корне подрывает их интересы. Больше того, кто-то еще наглости набирался думать, что это Россия сама взорвала. Такую бредятину трудно себе представить, что кто-то додумался, но, тем не менее, придумывают всякую такую чушь.

Мне сегодня Миллер доложил с утра, что они обследовали – допустили, кстати, «Газпром» к обследованию места взрыва. Две воронки – три и пять метров глубиной – может быть, уже «Газпром» дал эту информацию, я не знаю. Вырвало трубу длиной 40 метров. Разрыв составляет, всего трубы разошлись на 259 метров, по-моему. А этот кусок трубы, который был вырван, его изогнуло на 90 градусов и отбросило на 40 метров в сторону, как раз в сторону «Северного потока – 2», который тоже оказался поврежденным, видимо, и этим взрывом, и осколками, остатками этой трубы. Так что это очевидный теракт.

Нам трудно это контролировать, потому что это же все в особой экономической зоне Дании, Швеции, потом дальше Германии.

С Турцией в этом смысле нам проще работать. Во-первых, потому что Президент Эрдоган – человек слова: если мы с ним договариваемся о чем-то – может быть, трудно договориться, но, если договариваемся, мы стараемся исполнять. Первое. И второе – нам легче контролировать акваторию Черного моря.

Поэтому это вполне реалистичный проект, и мы довольно быстро сможем это сделать. А желающих заключить контракты будет достаточно. В этом нет никаких сомнений.

Посмотрим, что будет происходить этой зимой, следующей зимой. Но уверен, контракты будут заключены. Сомнений нет никаких. В конце концов мы и европейские страны можем использовать как транзитные для поставок в другие регионы мира. Но я не сомневаюсь, что и в Европе найдется немало желающих.

4. Переговоры с Украиной.

Для того чтобы начать предлагать на переговорах, нужно, чтобы они состоялись, и заранее выкладывать на стол свою переговорную позицию не всегда целесообразно, для того чтобы добиться своих национальных целей. Иногда это нужно делать в последний раз либо выставляя такие требования, которые дипломаты называют «запросными», и потом постепенно двигаться к общему знаменателю, который удовлетворил бы обе стороны.

Но для того чтобы добиваться договоренностей, нужно сесть за стол переговоров и договариваться. Вот мы с ними в Стамбуле договорились, они взяли потом и все выбросили в корзину, а сейчас вообще сами себе, как Вы правильно заметили, запретили с нами о чем-то говорить. Как мы можем сейчас обсуждать возможные договоренности, если с той стороны нет даже желания с нами разговаривать?

Мы подождем, может быть, созреют какие-то необходимые условия, а наша добрая воля известна, она никаким изменениям и сомнениям не подлежит.

Подписывайтесь на наш телеграм-канал «INFORMER», чтобы быть в курсе всех новостей и событий!