70.75p
78.55p
01:43
01.06.2020
17969
 

У победы женское лицо…

 

Встройте "ИНФОРМЕР" в свой информационный поток, если хотите получать оперативные комментарии и новости:

Подпишитесь на наш канал в Яндекс.Дзен
Добавьте "ИНФОРМЕР" в свои источники в Яндекс.Новости или News.Google
Также будем рады вам в наших сообществах во ВКонтакте, Фейсбуке, Твиттере, Одноклассниках

День 75-летия Великой Победы 9 мая 1945 года в Великой Отечественной войне, который все мы, жители великой России разных национальностей, будем отмечать со слезами на глазах — не просто историческая дата.

9 мая 1945 года это из той сути нашего народа, о которой сказано абсолютно исчерпывающе: «…Умом Россию не понять…».

Россия — это значительно глубже, чем некая «разумная правильность», столь привычная мышлению любого иноземца.

Россия — это значительно шире, чем «рациональная ограниченность» исключительно своим личным благом, столь характерная душе всякого иностранца.

Россия — это значительно прочнее над «стремлением порабощать», столь мотивационным всему поведению всех басурман во все века приходивших на нашу землю с мечом.

Почему так – не знаю. Не знаю в том смысле, что не могу сформулировать эту нашу «непонятность» неким уравнением, объясняющим природу феномена «Умом Россию не понять…».

Уравнением, которые бы позволило – при гипотетически правильном его применении – и остальным в мире стать «такими» же, как мы.Но знаю точно – мир не хочет становиться такими как мы. Не старается быть даже похожими на нас. Не «материально» – духовно.

Наоборот!

Мир на протяжении тысячелетий пытается избавиться от нас, словно Россия мешает какому-то античеловеческому плану преобразования мира в нечто, совершенно не устраивающее русских. В нечто такое, где дух и душа должны стать бессмысленными абстракциями и должны быть напрочь выхолощенными из человека.

22 июня 1941 году «цивилизованный» мир осуществил ещё одну попытку избавиться от «нецивилизованной» России. 9 мая 1945 года эта попытка завершилась полной и безоговорочной капитуляцией её организаторов.

С каждым годом события Великой Отечественной войны – вроде бы как! – всё дальше и дальше отдаляются вглубь истории. Но для нас, ныне живущих, и тех поколений, которые будут жить в России после нас, Великая Победа 9 мая 1945 года никогда не станет просто «частью забываемого прошлого», но всегда будет оставаться фактором нашей самоидентичности в душе настоящего.

Поколение Великой Отечественной войны в лице наших отцов и матерей, дедушек и бабушек, а для многих уже прадедушек и прабабушек – было особенным. Без всякого сомнения. Не в смысле неуместного сравнения «лучше или хуже» относительного своих пращуров века 12, 15 и т.п. или нас, нынешних. Нет.

А в том смысле, что им пришлось выстоять и победить в ОСОБОЙ ситуации, когда судьба России замерла между жизнью и смертью.

Поколение Великой Отечественной войны ценой миллионов своих личных жизней спасло Россию от смерти.

Любые попытки примерять на себя сейчас «…а как бы я тогда…» – не более чем игра досужего воображения.

Ибо любое воображение НИКОГДА не сможет войти в ту реку времени со всеми её нюансами и мотивациями в совершении тех, или иных поступков людьми ТОГО, предвоенного и военного времени.

Поступков, которые порой даже для нас – что уж говорить об иностранцах! – выглядят неожиданными и не всегда понимаемыми с точки зрения необходимости их совершения.

На крепостных стенах городка Козельска в 1238 году кроме ратников до последнего сражались и женщины, заменяя погибающих мужчин. Козельск не сдался и навсегда вошёл в память степняков «Злым городом». Когда погибли все способные держать оружие мужчины и женщины, степняки, ворвавшись в Козельск, убили всех: немощных и старых, детей и грудных младенцев, а город полностью сожгли.

Надежда Дурова – «кавалерист-девица» – во время Отечественной войны 1812 года служила в Литовском уланском полку и участвовала в Бородинском сражении, где была контужена в ногу.

На полях сражений Первой Мировой войны дрались с врагом российские женские ударные батальоны.

И в период Великой Отечественной войны вместе с мужчинами на её фронтах сражались и женщины – более 800 тысяч. Они служили в разных родах войск, в должностях врачей, санитарок, связисток, сапёров, зенитчиц, водителей автотранспорта… В подразделениях связи 80% личного состава были женщины, а в дорожных войсках – почти половина.

Но и непосредственно в боевых порядках женщины наравне с мужчинами воевали пехотинцами, снайперами, разведчицами, лётчицами…

Каждая из них сделала свой выбор по одной только ей ведомой причине и только ей одной подвластному порыву души. Правильно это было или не правильно, уместно или не уместно, необходимо или нет с точки зрения нашей современной логики – не нам судить и оценивать.

Потому что их логика лежала в рамках тех ценностей и той нравственности, которые для них были не пустым звуком или набором отвлечённых лозунгов. Потому что воевать или не воевать – принимали решение они сами. Без приказа.

И если санитарка в госпитале воспринимается некоторым образом вполне, если можно так выразиться, уместно, то как воспринимать 15-летнюю(!) девушку за рычагами танка Т-34 в должности механика-водителя этого самого танка!?

Да, именно так – 15-летнюю!! Всё по порядку.

Во время Великой Отечественной войны женщин-танкистов в рядах Красной Армии было немногим более 10 человек.

Например, механики-водители Т-34 Ращупкина Александра Митрофановна (1914-2010) и Октябрьская Мария Васильевна (1902-1944), командир танка Т-34 Бойко Александра Леонтьевна (1918-1996) или Кострикова Евгения Сергеевна (1921-1975), сначала командир танкового взвода, а потом – и танковой роты танков ИС-2. Но все они были старше 20-30 лет.

И только наша землячка Зинаида Николаевна Подольская вошла в историю Великой Отечественной войны самой молодой девушкой-подростком, которая в возрасте 15 лет механиком-водителем управляла грозным для врага танком Т-34. Подобного примера не было и нет в мировой истории.

Зинаида Николаевна Подольская (на фото выше) родилась в 1928 г. в Севастополе и жила на улице Портовой, д. 26.

Когда началась война – приписала себе 4 года, из 13-летней стала 17-летней и ушла на фронт. Зинаида Николаевна об этом рассказывала так: «Мне тогда только пошёл тринадцатый год. Но рост был – под стать нынешним акселератам, да и здоровьем природа не обидела. Я и прибавила себе четыре года, когда записывалась на курсы ПВХО. Иначе бы не взяли. Потом понадобились санитарки на передовой – я опять вызвалась. Так и осталась на фронте. Мама, конечно, не пустила бы – да я и не спрашивала. Оставила ей только записку: мол, не могу иначе…».

Прибавила четыре года… Не могу иначе…

(Курсы ПВХО – курсы по подготовке специалистов по противовоздушной и противохимической обороне в рамках Осовиахима СССР. ОСОВИАХИМ – Общество содействия обороне, авиационному и химическому строительству .Просуществовал с 1927 по 1948 годы).

С ноября 1941 г. совсем юная Зина была направлена санитаркой в 7-ю бригаду морской пехоты Черноморского флота. 7-я бригада морской пехоты была сформирована в Севастополе на корабельной стороне в казармах Севастопольского училища зенитной артиллерии (СУЗА), являвшихся бывшими казармами ещё императорского Брестского полка.

Формирование бригады началось 15 августа. После переброски в Крым частей Приморской армии из Одессы личный состав бригады пополнился бойцами этой армии, многие из которых были моряками.

Всю оборону города бригадой командовал полковник Е.И.Жидилов, а комиссаром в бригаде был Н.Е.Ехлаков.

После оставления Севастополя были бои на Крымском фронте, на Тамани. В общей сложности Зинаида Николаевна непосредственно в боевой обстановке оказала помощь 86 раненым бойцам.

Была награждена орденом «Красной Звезды». В 14 лет…

О Зинаиде Николаевне, тогда просто Зиночке, в газете «Правда» № 68 от 9 марта 1942 года был опубликован рассказ известного писателя С.Н.Сергеева-Ценского под названием «Хитрая девчонка».

Где, в частности, есть такие строки: «Глаза у нее были светлые, смелые, а взгляд быстрый, короткий, сразу дающий оценку, – это отмечал в ней всякий, кто в первый раз её видел… Она стояла в военкомате, просясь на фронт.

– Вообще очень молоды вы, – сказали ей на это и занялись другими делами.

– Восемнадцать лет уже имею, разве мало? – спросила она и добавила не без гордости: – Кроме того, я очень хитрая, товарищ военком!».

Военком совершенно не сомневался, что перед ними 18-летняя девушка, а не «хитрая девчонка» 13 лет от роду. Как, впрочем, и маститый писатель был в этом уверен.

А рассказ был о том, как Зинаида Николаевна вытащила на себе тяжело раненного танкиста старшего лейтенанта Назимова с территории уже занятой гитлеровцами. За полтора километра до наших позиций. На себе.

Танкиста…

На вопрос: «Тяжело ведь как было, наверное?» Отвечала: «Я уже говорила, что физически была хорошо развита – очень любила спорт. Это мне и помогало, особенно в дальнейшем. Так случилось, что после первого ранения, а это произошло уже где-то под Ростовом, я оказалась надолго в госпитале. А когда поправилась, начался набор выздоравливающих на курсы водителей. Я, конечно же, вызвалась, очень тянуло меня к машинам. И спустя несколько месяцев получила направление в танковую часть, на 1-й Украинский фронт. Получила бронеавтомобиль. Отрезала косы. Надела комбинезон. Стала солдатом, как все…». Стала солдатом, как все…

В начале 1943 года Зинаида Николаевна окончила курсы переподготовки и стала… водителем танка Т-34 7-го гвардейского разведывательного батальона 8-го гвардейского танкового корпуса 1-й танковой армии.

В 15 лет…Такое было поколение. Такие были люди.

На вопрос: «Как это случилось?» Отвечала: «Задания выполняла разные. И в бой ходила. И в разведку. И с донесениями. Однажды посчастливилось: приказали отвезти командующего армией. Дорога была скверная, простреливалась. Вела машину с полным напряжением сил. Генералу, однако, езда понравилась. «Молодец, хорошо ориентируешься, – похвалил он. А потом добавил: – А ты ведь совсем ещё паренёк, и усы-то пока не растут!» – «А я не парень – девчонка», – призналась я…Да так, как и всё на войне случается. Убило водителя «тридцатьчетверки». И тогда комбат – а он давно приглядывался к тому, как я езжу, – предложил посадить за рычаги меня. Командир экипажа, рослый сержант, которого иначе как Лёшей никто и не звал, сначала даже о субординации забыл: «Мне? Девчонку? Да это как на корабле…» Но комбат уже решил. И я осталась танкистом…».

Осталась танкистом…

И добавляла: «С большим трудом управляла. По прямой ещё ничего, трудно было повернуть… Возьмёшься за рычаг, а он как приваренный, ни с места. Двумя руками, всем телом на него давишь – не поддается. До слёз доходило. Но что всего удивительней – в бою получалось. Даже не задумывалась, всё делала автоматически, как надо.Подружились, экипаж стал родным… Больше всего хотела иметь туфли на высоком каблуке и платье. Красное. Обязательно «солнце-клёш». Однажды призналась в этом ребятам, имела неосторожность. Так они потом при каждом удобном случае подшучивали: ««Зина, заводи «коробочку»! Поехали за туфельками!»».

Но она не обижалась. Больше всего хотела иметь туфли на высоком каблуке и платье…

Танк Зинаиды Николаевны прошёл с боями и Тамань, и почти всю Украину. Под Тернополем танк был подбит.

Вот как об этом рассказывала Зинаида Николаевна: «Шла весна 1944 года. Точнее – апрель. Фашисты превратили город (Тернополь, прим.) в крепость – в подлинном смысле слова. Из каждого окна, из каждого подвала готовы были ударить. А мы должны были город взять… Пошли в бой… Потом в смотровой щели запрыгали дома, развороченная земля со снегом, противотанковые ежи, рухнувшие стены. Мне было мало видно. Но слышала, как работал стрелок. Вокруг всё горело. Дым застилал улицы. То тут, то там рвались снаряды. Приходилось вести машину зигзагами, не только объезжая воронки и препятствия, но и выводя её из-под возможных ударов. И всё-таки не повезло – напоролись на термитную мину.

Танк закружило на месте, и я сначала всё пыталась его удержать – потом сообразила, что перебита гусеница. И тут мы загорелись. Выбирались через нижний люк, уже почти вслепую, задыхаясь. Падали в грязный снег, катались, пытаясь сбить пламя. Огонь охватил волосы, невыносимо жгло тело. Сквозь какое-то беспамятство слышала Лёшкины слова: «Да полегче катайте, поаккуратней – девчонка всё-таки!». Огонь на мне погасили. И только тогда заметили, что я ещё и ранена. В ногу. Но уже самое страшное миновало. Я радовалась, что все ребята живы, что наши наступают…».

Ранена в ногу… Но самое страшное миновало, потому что все ребята живы и наши наступают…

Здесь трудно говорить что-то. Здесь нет слов. Никаких. Ни пафосных, ни что-то объясняющих, ни к чему-то призывающих. Здесь надо просто молчать и просто запоминать. Про то, как оно было на той самой страшной в истории нашего Отечества войне. Для девочки-девушки, которая мечтала о красном платье «солнце-клёш» и горела в подбитом фашистами танке… Защищая тогда и нас теперешних от «ценностей западного образа жизни».

Наградной лист на медаль «За боевые заслуги»

После длительного лечения в госпитале Зина Подольская была демобилизована из рядов Красной Армии инвалидом второй группы.

Инвалид в 16 лет…

Зинаида Николаевна вернулась в Севастополь и прожила ещё долгую, насыщенную и достойную величайшего уважения жизнь.

Вышла замуж, вырастила сына и дочь, вынянчила внуков. В замужестве взяла фамилию мужа и стала Уваровой.

Невзирая на инвалидность, занималась гимнастикой, акробатикой, фехтованием, парусным спортом. И как занималась! Работая в штабе Черноморского флота шесть(!) раз завоёвывала звание чемпиона ЧФ в гонках на парусных яхтах.

А о том, что пережила это скромная женщина во время войны, многие её сослуживцы узнали только при приёме Зинаиды Николаевны в ряды компартии. На таких мероприятиях надо было поведать свою биографию и рассказанное Зинаидой Николаевной для многих стало буквально откровением.

Такое было поколение. Такие были люди. Такие были девочки, девушки и женщины Великой Отечественной войны.

На Зелёной горке над автобусным и железнодорожными вокзалами Севастополя в качестве памятника танкистам-освободителям города в мае 1944 года на постаменте установлен танк Т-34.

Памятник установлен над братской могилой, в которой похоронены 24 человека – все танкисты 85-го отдельного гвардейского Севастопольского орденов Суворова и Кутузова III степени танкового полка, павшие смерть храбрых при штурме Севастополя.

В 14 лет Зинаида Николаевна выносила с поля боя танкиста.

В 15 лет воевала механиком-водителем танка Т-34.

И долгие годы уже после войны прожила на Зелёной горке недалеко от танка-памятника Т-34.

К которому, без всякого сомнения, часто приносила цветы.

Знаки судьбы пишутся на небесах.

«…Когда окончилась атака И смолк последней пули свист, На постамент громаду танка Одним рывком возвел танкист.

И смолк мотор. И пушки дуло Всей теплой тяжестью своей Как бы качнулось и вдохнуло Прохладу леса и полей.

И мы вдруг поняли, что это Во имя завтрашнего дня Железным обликом победа Из дыма встала и огня…»

Николай Грибачёв

О чём думала Зинаида Николаевна в такие минуты, оставаясь один на один с павшими танкистами? Один на один со своими обожженными войной детством и юностью? Что вспоминала? Не знаю. Да и никто не знает…

Но точно для себя знаю одно – это было особое поколение. Это были особые люди. О которых мы ПОМНИМ. И которыми мы ГОРДИМСЯ.

Янушевский Ю. Г.

Мнение авторов и спикеров может не совпадать с позицией редакции. Позиция редакции может быть озвучена только главным редактором или, в крайнем случае, лицом, которое главный редактор уполномочил специально и публично.


 
 

Встройте "ИНФОРМЕР" в свой информационный поток, если хотите получать оперативные комментарии и новости:

Подпишитесь на наш канал в Яндекс.Дзен
Добавьте "ИНФОРМЕР" в свои источники в Яндекс.Новости или News.Google
Также будем рады вам в наших сообществах во ВКонтакте, Фейсбуке, Твиттере, Одноклассниках



17969