63.74p
68.77p
05:47
22.02.2020
14022
 

Узнаем через 120 дней. Лоббирует ли чьи-то интересы Щербакова?

 

Встройте "ИНФОРМЕР" в свой информационный поток, если хотите получать оперативные комментарии и новости:

Подпишитесь на наш канал в Яндекс.Дзен
Добавьте "ИНФОРМЕР" в свои источники в Яндекс.Новости или News.Google
Также будем рады вам в наших сообществах во ВКонтакте, Фейсбуке, Твиттере, Одноклассниках

7 июля на последнем заседании сессии Заксобрания председатель постоянного комитета по "социалке" Татьяна Щербакова внесла законопроект об изменениях в Закон Севастополя № 127-ЗС «Об уполномоченном по правам ребёнка в городе Севастополе». Поправка была одна: заменить цифру «30» на «90». Как пояснила Щербакова, «законопроект вносится в целях разрешения юридических коллизий»

Давайте вместе разбираться - что же это за «коллизии»?

По мнению Щербаковой, в соответствии с ч. 2 ст. 18 Закона "127-ЗС" Заксобрание не позднее 30 дней со дня истечения срока для внесения предложений о кандидатах на эту должность должно было принять постановление о назначении первого Уполномоченного в порядке, установленном ст. 6 данного закона. Но распоряжением губернатора № 809 он был назначен 25 ноября 2014 года. «В настоящий момент, - подкрепляет своё мнение Щербакова, - документа, подтверждающего увольнение с государственной должности Уполномоченного по правам ребёнка с целью проведения процедуры назначения на указанную должность в соответствии с Законом № 127-ЗС в Законодательное Собрание не поступало».

Аргументация, честно говоря, трудновата для восприятия, поскольку каких-либо логических связей в себе не обнаруживает. Судите сами. По версии председателя постоянного комитета, увеличение срока внесения в Заксобрание предложений о кандидатах на эту должность «даст возможность на законных основаниях назначить из числа представленных кандидатуру первого Уполномоченного по правам ребёнка» и «дополнит существующие средства государственной защиты прав и законных интересов ребёнка».

Но оставим пока в стороне декларации Щербаковой о защите детей и обратимся к истории вопроса.

30 сентября 2014 года на сайте прокуратуры РФ в Севастополе была опубликована следующая информация: «Прокуратура Севастополя обратилась к исполняющему обязанности губернатора города с инициативой об учреждении в Севастополе должности Уполномоченного по правам ребенка. Учреждение в Севастополе такой должности будет способствовать созданию оптимальных правовых и социально-экономических условий для реализации прав и законных интересов несовершеннолетних». 

Давайте, уважаемые читатели, зададимся вопросом: могла ли прокуратура инициировать данное обращение в нарушение законодательства РФ? Думается, это исключено. В правительственной телеграмме Уполномоченный при Президенте РФ по правам ребёнка Павел Астахов настоятельно попросил Губернатора Севастополя принять меры по ускорению процесса назначения Уполномоченного по правам ребёнка в городе Севастополе и рассмотреть на указанную должность кандидатуру Грицко Людмилы Александровны – начальника управления по делам несовершеннолетних.

«Считаю, что Л.А. Грицко сможет эффективно организовать в регионе работу по защите прав и законных интересов детей, содействовать комплексному решению указанных вопросов в Севастополе. Надеюсь на принятие вами решения в возможно короткие сроки», - написал 13 октября 2014 года Астахов. 

У кого могут возникнуть сомнения в законности обращения Астахова? Мало того, в следующей правительственной телеграмме Павел Алексеевич пишет: «Уполномоченный по правам ребёнка в Севастополе должен в обязательном порядке принять участие во встрече с Президентом Российской Федерации 5 декабря 2014 г.». 

На сайте «Примечания», который, как известно, создан Олегом Николаевым, 24 октября 2014 года появляется такая информация: «Севастополь – единственный федеральный орган в Российской Федерации, в котором до сих пор не создана должность Уполномоченного по делам детей. Создать должность и назначить человека на неё должен губернатор. Есть надежда, что в ближайший месяц такой человек появится». Заметим, что Николаев входит в ближайшее окружение Алексея Чалого. 

Обратим также внимание на формулировку – «единственный федеральный орган в Российской Федерации, в котором до сих пор не создана должность Уполномоченного по делам детей». И добавим, что соответствующий закон крымским парламентом был принят ещё 9 июня 2014 г., т.е. практически одним из первых, а уполномоченный по правам ребёнка в Крыму по представлению Павла Астахова был назначен 3 сентября прошлого года. 

Уважаемые читатели, у вас тоже возник закономерный вопрос: а почему председатель постоянной комиссии ЗС по социально-гуманитарным вопросам Татьяна Щербакова, так пекущаяся на словах о правах детей, не озаботилась в первую очередь разработкой столь важного закона? Судя по всему, этот вопрос – из области риторических… 

Однако, закон был-таки разработан в ноябре 2014 года практически одновременно – группой депутатов ЗС и прокуратурой. По словам одного из авторов законопроекта - Бориса Колесникова, поскольку у прокуратуры это был первый закон, внесенный в ЗС, депутаты решили поступить по-джентльменски, отозвав свой. 

По сообщению РИА Федерал Пресс от 2 декабря 2014 г. «прокуратурой города Севастополя на рассмотрение законодательного собрания внесен проект закона «Об уполномоченном по правам ребенка в городе Севастополе».

В этот же день на сайте Уполномоченного при Президенте Российской Федерации по правам ребенка появляется информация: «В Севастополе учреждена должность уполномоченного по правам ребенка. На данную должность назначена Людмила Грицко». Напомним, - распоряжением губернатора от 25.11. 2014 г. № 809 и по инициативе прокуратуры РФ в г. Севастополе. 

И здесь зависает ещё один риторический вопрос: почему совет ЗС, в который входит и Татьяна Щербакова, до 17 апреля 2015 года не находил возможности поставить законопроект «Об уполномоченном по правам ребёнка» в повестку дня очередных заседаний сессий? Что им мешало?

Теперь вернёмся к заседанию сессии 7 июля сего года, точнее, к выступлению Татьяны Вусатенко, заострившей внимание на сути «юридических коллизий», обнаруженных Щербаковой. «Какие же изменения хочет внести в закон «Об уполномоченном по правам ребенка в городе Севастополе» уважаемая Татьяна Михайловна? - задаётся вопросами Вусатенко. - Что в законе не так? Какие дополнительные средства государственной защиты прав и законных интересов ребенка мы не предусмотрели?» 

Сама же делает для себя вывод: «Налицо банальная замена срока подачи кандидатуры. Поясняю. Дата вступления в силу закона №127 - 29.04.2015 , т.е. согласно закону предложения о кандидатах должны поступить до 29.05.2015. Делаю запрос о предложенных кандидатурах. Выясняется, что в ЗС поступила только одна кандидатура от Губернатора Грицко Людмила Александровна. Далее, согласно этой же статьи, п.2. следует: «Законодательное Собрание города Севастополя принимает постановление о назначении на должность первого Уполномоченного не позднее 30 дней, со дня истечения срока для внесения предложений о кандидатах на эту должность в порядке, установленном статьей 6 настоящего Закона. Срок исполнения 28.06.2015 года. Однако, данное Постановление председатель профильного комитета Т.М.Щербакова снимает с повестки заседания сессии ЗС 24.06.2015 года, ссылаясь на некоторые юридические нестыковки»

На этом месте прервем речь Татьяны Вусатенко и процитируем правительственную телеграмму от Павла Астахова на имя председателя Заксобрания, которая поступила накануне «обнаружения» «юридических нестыковок» – 23.06.2015 г. 

Павел Астахов благодарит за принятие закона и просит «принять меры по ускорению процесса назначения Уполномоченного по правам ребёнка в городе Севастополе и рассмотреть на указанную должность кандидатуру Грицко Л.А.», которая «зарекомендовала себя как достойный кандидат, обладающий необходимыми профессиональными и духовно-нравственными качествами». 

Процитируем ещё один фрагмент выступления Татьяны Вусатенко, где она констатирует: «Никаких «юридических коллизий» нет». После чего обращается к Щербаковой с вопросами, как говорится, в лоб: «Татьяна Михайловна, почему вы семь месяцев назад не озаботились данным фактом, если кандидатура Грицко лично вас не устраивает? Или на тот момент вам было не до защиты прав детей? Или есть на это какие-то другие причины, неизвестные широкому кругу депутатов? Возможно, вы нашли другую кандидатуру?». 

Свои предположения Татьяна Анатольевна подкрепляет ссылкой на ст. 9 Закона «Об Уполномоченном по правам ребёнка»: 

«Недоверие Уполномоченному может быть выражено Законодательным Собранием города Севастополя на основании заключения специальной комиссии, формируемой Законодательным Собранием города Севастополя по инициативе не менее чем пятнадцати депутатов Законодательного Собрания города Севастополя и действующей в порядке, установленном Законодательным Собранием города Севастополя». 

А уж в вынесении недоверия с голоса в этом зале преуспели… Надеюсь, что 15 депутатов, вы, Татьяна Михайловна, не найдете. 

Остается главный вопрос: под кого персонально принимаем поправки к закону, грубо нарушая права людей и самое главное, как это поможет в святом деле по защите прав ребенка? Какие дополнительные средства государственной защиты прав и законных интересов ребенка мы предусмотрели в данном проекте? Чьи персональные интересы лоббируются? Ведь все тайное рано или поздно обязательно станет явным. Я уверена, что авторитета нашему Законодательному собранию это не добавит. Поэтому, прошу коллег-депутатов закон № 127 оставить без изменений, данный проект закона не поддерживать и пожелать Людмиле Александровне успехов в защите прав детей Севастополя. И еще. Если нас смотрят надзорные органы юстиции РФ. На данный проект закона – внесенный Щербаковой - мы получили положительное юридическое заключение юруправления аппарата ЗС, где в обобщенном выводе указано, что представленный законопроект не содержит коррупциогенных факторов».


Стоит упомянуть ещё об одном нелицеприятном эпизоде на данном заседании. Депутат Вусатенко потребовала установить сроки поправок к законопроекту Щербаковой – 10 дней. Тут же «запустили Берлагу» - в Заксобрании нынешнего созыва в этой роли обычно выступает Михаил Чалый. Он, в свою очередь, предложил определить срок внесения поправок до конца заседания. Большинство дружно поддержало брата председателя ЗС, тем самым, лишив возможности остальных депутатов досконально разобраться в «юридических коллизиях» Щербаковой. 

Видимо, уважение к коллегам не входит в этические нормативы некоторых депутатов. В противном случае утвердили бы максимальный срок рассмотрения поправок. 

Этот «недружественный акт» Татьяна Вусатенко назвала «грубым нарушением прав депутатов». В итоге прошла поправка М. Чалого – заменить цифру «90» на «120». Щербакова мотивировала её тем, что 90 дней «приходится на конец июля, когда Законодательное Собрание находится на парламентских каникулах и до 1 сентября вопрос всё равно рассматриваться не будет». Так и порешили – большинством… На каникулах, надо думать, не до интересов детей.

В общем, есть или нет лобби, узнаем к сентябрю. Интрига остаётся.



 
 

Встройте "ИНФОРМЕР" в свой информационный поток, если хотите получать оперативные комментарии и новости:

Подпишитесь на наш канал в Яндекс.Дзен
Добавьте "ИНФОРМЕР" в свои источники в Яндекс.Новости или News.Google
Также будем рады вам в наших сообществах во ВКонтакте, Фейсбуке, Твиттере, Одноклассниках



14022