74p
89.62p
05:53
17.05.2021
18461
 

Первая Гражданская война в Севастополе и Крыму

 

Встройте "ИНФОРМЕР" в свой информационный поток, если хотите получать оперативные комментарии и новости:

Подпишитесь на наш канал в Яндекс.Дзен
Добавьте "ИНФОРМЕР" в свои источники в Яндекс.Новости или News.Google
Также будем рады вам в наших сообществах во ВКонтакте, Фейсбуке, Твиттере, Одноклассниках

Первая Гражданская война в Севастополе и Крыму

Установка так называемого памятника «Примирения» в Севастополе на берегу Карантинной бухты по официальной версии от департамента архитектуры и градостроительства Севастополя представляет собой инициативу Российского военно-исторического общества (РВИО), одобренную на заседании Архитектурно-художественного совета по вопросам эстетического оформления городской среды.

монумент примирения севастополь

памятник примирения севастополь постановление

Надуманность, фальшивость и неуместность взгромождения этого «монумента» вызвали крайне негативную реакцию подавляющего большинства севастопольской общественности вне зависимости от того, кто какой точки зрения придерживается сегодня: «за красных» он или «за белых».

памятние посвященный окончанию гражданской войны

золотая баба Севастополь

Мнением севастопольцев ни РВИО, ни Архитектурно-художественный совет при Правительстве Севастополя не поинтересовались.

Точно также было проигнорировано мнение и российской общественности в целом. Никакие публичные обсуждения не просто о месте установки этого памятника, а о его уместности – не проводились.

Без всякого сомнения, можно с полной уверенностью констатировать, что для большинства граждан уже по всей России этот памятник явится общественным раздражителем, а не символом примиренчества между «белыми» и «красными».

Зафиксируем ситуацию

Российская общественность в подавляющем своём большинстве воспринимает сей монумент в Севастополе от РВИО, как провокацию.

Но «творческий коллектив» Российского военно-исторического общества считает иначе, будучи в полной уверенности в своём умственном превосходстве над всеми гражданами России и правом решать за всё общество кого и как «примирять» в ситуации непримиримой по существу.

Такая позиция РВИО вызывает, мягко говоря, недоумение. И не только вопиющей приватизацией «толкования» событий одного из самых драматических моментов истории нашего Отечества, но и поверхностным знанием самой истории Гражданской войны.

Прежде всего, в Севастополе и Крыму. И прежде всего в вопросе «примирения».

Потому что прежде, чем суетиться с памятником, «творческому коллективу» Российского военно-исторического общества, как и чиновникам из департамента архитектуры и градостроительства г. Севастополя, надо бы знать, что в Севастополе и Крыму было ДВЕ Гражданские войны периода новой Русской смуты 1917-1922 годов прошлого столетия, а именно: между большевиками и не большевиками.

Уже позже, после этой первой Гражданской войны на полуострове, ставших именоваться «белыми» и «красными» по всей России.

Давайте будем разбираться…

6 января 1918 года решением большевистского правительства было разогнано Учредительное Собрание, задачей которого было волей народа решить вопрос о форме правления в России в виде Всероссийского Земского Собора.

Это действие большевиков не встретило понимания во многих слоях российского общества, дальнейшее вооружённое противостояние их узурпации власти в стране стало неизбежным.

Тем более что после разгона Учредительного Собрания в Петрограде и Москве прошли демонстрации в его поддержку, в которых участвовали рабочие многих крупных заводов двух российских столиц.

Демонстрации были РАССТРЕЛЯНЫ вооружёнными отрядами большевиков.

В общероссийском масштабе точная дата начала Гражданской войны до сих пор является темой дискуссионной в среде профессиональных историков. Но без всякой дискуссии периодом начала её полномасштабных сражений считается весна-лето 1918 года.

К концу весна 1918 года юге России завершилось формирование фундамента Белой армии под названием «Вооружённые силы Юга России», которые началось 2 ноября 1917 года в Новочеркасске под руководством бывшего начальника штаба Верховного главнокомандующего генерала Михаила Васильевича Алексеева.

Основные сражения «красной» и «белой» армий проходили с ноября 1918 года по март 1920 года, которые закончились установлением власти большевиков над основной территорией страны.

В Крыму и в Севастополе этот период «главной» Гражданской войны закончился исходом «белых» в ноябре 1920 года. С марта 1920 по октябрь 1922 года продолжалась борьба на окраинах, но она уже не представляла непосредственной угрозы власти большевиков.

Однако для Крыма и Севастополя первый захват власти большевиками произошёл ранее по итогам первой Гражданской войны на полуострове. Войны, которая своей жестокостью и зверством положила начало последовавшей затем уже в общероссийском масштабе жути красного террора.

Допускаю, что кому-то может не понравиться то, что будет изложено далее.

Но факты - это упрямая вещь, если их замалчивать, то только тогда и становится возможным подобный «памятник примирения», который не отражает в своём символизме и толики истины, а представляют собой тотальное глумление над правдой истории.

Однако, всё по порядку.

30 августа 1917 года в Крыму был создан «Объединённый комитет революционных организаций» из разных политических сил: эсеров, кадетов, советов рабочих, солдатских и крестьянских депутатов, представителей татарских выборных организаций и так далее, принявший следующее воззвание: «Граждане Государства Российского! Грозный час настал. Ещё минута – и брат кинется на брата. Соберите всё мужество, весь разум, напрягите всю совесть, всю любовь к Родине и Свободе и скажите твёрдо: у России нет, и до Учредительного Собрания, не может быть иной власти кроме Временного Правительства, созданного для проведения в жизнь воли революционного народа! Свержение Временного Правительства повлечёт за собой гражданскую войну, гибель Родины и Свободы. Довольно крови!».

Фактически подавляющее большинство крымчан разной национальности видело в Учредительном собрании механизм мирного решения вопроса о форме будущей государственной власти в России.

Однако большевики думали иначе, совсем скоро кровь потечёт по полуострову потоками.

Именно большевики, проигнорировав мнение крымчан, устроили против населения Крыма и Севастополя Гражданскую войну, когда и в помине ещё не существовало разделения на «белых» и «красных» в классически-привычном понимании этих исторических терминов и образов, созданных советским кинематографом.

И развязали эту войну …матросы Черноморского флота.

Черноморский флот в 1917 году, хотя и находящийся в стадии стремительного нравственного и дисциплинарного разложения, представлял собой в крымских реалиях огромный силовой потенциал.

В Севастополе на кораблях и в крепостных флотских частях насчитывалось до 40 000 моряков и горы вооружения и боеприпасов.

Пришедшее утром 26 октября в Крым сообщение о вооружённом захвате власти большевиками в Петрограде, даёт старт окончательному размежеванию позиций по отношению к этому событию между крымчанами и матросами Черноморского флота.

Центральный Комитет ЧФ (Центрофлот) обращается с поддержкой и приветствием в Петроградский военно-революционный комитет.

Все остальные Советы в городах и посёлках Крыма, все партии и все общественные крымские движения, в том числе и крымскотатарские, все рабочие и фабричные коллективы, за исключением рабочих завода «Анатра» (самолётостроительный завод) в Симферополе и севастопольского морского завода, восприняли большевистский октябрьский переворот резко отрицательно.

Ялтинский Совет рабочих, солдатских и крестьянских депутатов воззвал к рабочим, солдатам и всему населению Крыма следующими словами: «Кучка анархистов-коммунистов во главе с Лениным, Зиновьевым и другими, движимыми непомерным честолюбием и жаждой власти, поддержанная явными и тайными агентами германского штаба… посредством обмана, лжи и предательства увлекла часть Петроградского гарнизона и рабочих на путь вооружённого восстания против революционного правительства и Совета солдатских, рабочих и крестьянских депутатов».

Крымские татары заявили: «Разыгравшиеся в Петрограде кровавые события… открывают дорогу для анархии гражданской войны, размеры и гибельные последствия которой теперь трудно представить…».

26 октября в Симферополе было созвано собрание представителей общественных и революционных организаций Крыма по поводу петроградских событий и принята резолюция: «Собрание осуждает попытку насильственного захвата власти со стороны большевиков Петроградского совета рабочих и солдатских депутатов. Попытка является преступной авантюрой, могущей затормозить своевременный созыв Учредительного собрания». По итогам собрания был создан Губернский революционный комитет.

Состоявшийся 1 ноября 1917 года Первый Таврический губернский съезд профессиональных союзов и фабричных комитетов Крыма вынес такую резолюцию: «Правительство большевиков, созданное путём братоубийства… перед самыми выборами в Учредительное собрание… неспособно разрешить основные задачи революции, ибо основано на вражде и разногласии внутри самой демократии, не пользуется признанием всей революционной демократии, является правительством одной политической партии и может держаться только террором и насилием».

Матросы Черноморского флота проводят 6-10 ноября 1-й Черноморский флотский съезд и направляют В.И.Ленину и СНК (Совет Народных Комиссаров) обещание поддержки Черноморским флотом. Съезд призывает всех матросов, солдат, рабочих и крестьян Таврической губернии сплотиться вокруг своих Советов и поддержать их в борьбе с контрреволюцией.

В ответ в Симферополе 16-17 ноября 1917 года крымский Губернский революционный комитет созывает Губернский съезд советов, на котором большевистский переворот в Петрограде именуется «преступной авантюрой» и констатируется необходимость передачи всей полноты власти на полуострове «Таврическому съезду представителей городских дум, земств, демократических и национальных организаций или – Демократическому совещанию Тавриды».

То есть фактическая происходит попытка консолидация всех небольшевистских сил в Крыму.

События развиваются стремительно

20 ноября делегаты от земств, советов и профсоюзов собираются на Губернский съезд представителей городских и земских самоуправлений и учреждают орган управления губернией – Таврический губернский Совет Народных Представителей (СНП).

Кроме представителей городов, земств, советов, профсоюзов и Крымского революционного штаба в состав СНП также включены национальные представители от великороссов, татар, украинцев, евреев, крымчаков, немцев, греков, армян и эстонцев.

СНП имел свои вооружённые силы в виде частей, подчинённые Крымскому революционному штабу. Костяк частей штаба составляют 1-й и 2-й крымскотатарские полки, русские офицеры и часть солдат бывшей императорской армии разных национальностей.

Зафиксируем ситуацию

Ко второй половине ноября 1917 года в Крыму фактически сложилось силовое конфронтационное двоевластие. С одной стороны матросы Черноморского флота, некоторое количество рабочих и городские маргиналы – за большевиков. Центр – Севастополь. С другой стороны всё многонациональное население полуострова, включая рабочих и крестьян – против большевиков. Центр – Симферополь.

Неизбежное вооружённое столкновение двух этих сил было совершенно ожидаемым и предсказуемым событием.

И «первая» Гражданская война на полуострове не заставила себя долго ждать. И произошла она не между «белыми» и «красными», а между черноморскими матросами и населением Крыма.

В Крыму оборот речи «белые» появился со своими производными позже, а зимой 1917-1918 годов его в Крыму не было. Большевики и им сочувствующие говорили так: «золотопогонники» или «офицерьё».

Первые мрачные события, как предвестники перед боями между «передовым отрядом» пролетарской революции в тельняшках и крымчанами, произошли конкретно в Севастополе.

Как было отмечено ранее, матросы Черноморского флота обещали помощь Ленину и СНК. И они эту помощь оказали, отправив первый Черноморский революционный отряд под Белгород, который был разгромлен казаками.

10 декабря 1917 года в Севастополь были доставлены тела 18 погибших в боях матросов, похороны которых превратились в мерзкий фарс: тела убитых уложили в открытые гробы, не обмытые, в крови, с зияющими ранами; толпа из матросов, всего гарнизона города, всех городских оркестров и многочисленных маргиналов – общим числом до 40 тысяч – таскала эти гробы по всему городу; «траурная процессия» часто останавливалась на стихийные митинги, на которых толпа ревела и требовала немедленного избиения офицеров и интеллигенции.

Так сказать, в качестве отмщения за убиенных «красу и гордость революции». И это «отмщение» свершилось 15-17 декабря. Но не поле боя против казаков, от которых моряки получили «по всей физиономии», а расправой над безоружными и не только флотскими, но и сухопутными офицерами.

Матросы миноносцев «Гаджибей» и «Фидониси» расстреляли офицеров с этих кораблей на Малаховом кургане общим количеством в 32 человека. Вакханалия убийств прокатилась по всему Севастополю. Убивали не «белогвардейцев», не «белых» кадетов с юнкерами, не помещиков с капиталистами. Убивали, прежде всего, офицеров Русского Флота, «назначив» их контрреволюционерами, только за то, что они были офицерами, верой и правдой служившими своему Отечеству, своему народу.

Убивали без суда и следствия. Убивали с особой жестокостью. Убивали, наслаждаясь полной безнаказанностью.

Из воспоминаний очевидца: «Вся небольшая вокзальная площадь была сплошь усеяна толпой матросов, которые особенно сгрудились правее входа. Там слышались беспрерывные выстрелы, дикая ругань потрясала воздух, мелькали кулаки, штыки, приклады… кто-то хрипел, кого-то били, по сторонам валялись трупы… …Вдруг среди беспрерывных выстрелов и ругани раздался дикий крик… Миг – и несколько штыков воткнулись в спину лежащего, послышался хруст, какое-то звериное рычание…».

Небольшая площадь у здания железнодорожного вокзала в Севастополе и сегодня на прежнем месте.

Большевики в лице Совета Народных Комисаров похвалили черноморских моряков следующими словами: «Действуйте со всей решительностью против врагов народа, не дожидаясь никаких указаний сверху…».

То есть убивайте всех, кого посчитаете или назначите на свой выбор «врагами народа». Всего было убито 128 офицеров. Тела замученных были сброшены в воды Южной бухты.

Ещё один очевидец происходившего в Севастополе в декабре 1917 года позже записал в своём дневнике: «Никто не думал, что, живя в Севастополе, мы находимся в клетке с кровожадными зверями. Мы не могли себе представить того кошмара, какой был в Севастополе…».

Вот так в Севастополе первый раз «победила» большевистская «красная» власть руками революционных матросов.

большевистская «красная» власть

Но кровожадные звери, садисты и убийцы в образе черноморских матросов, эта «краса и гордость» пролетарской революции в бескозырках, всего лишь немного «размялись» перед тем, как устроить ещё более масштабное побоище своих же соотечественников, но уже по всему Крыму.

А ведь всего каких-то чуть более 60-ти лет до этого черноморские ИМПЕРАТОРСКИЕ матросы завоевали себе бессмертную славу в истории России на бастионах Первой обороны города в 1854-1855 годах. Тогда они, порой, ценой жизни защищали от пуль и штыков своих офицеров.

Тогда они защищали Отечество. А в 1917 году они приступили к его разрушению

В час ночи 16 декабря 1917 года в Севастополе Черноморским Центрофлотом создаётся временный Военно-революционный комитет. Севастопольский Совет рабочих, солдатских и крестьянских депутатов упраздняется методом разгона.

Матросы обращаются ко всем Советам Крымского полуострова с предложением немедленно приступить к образованию «красной гвардии» для защиты завоеваний революции от посягательства контрреволюционеров, под каким бы флагом они не выступали.

Таким образом, Черноморский флот и крепость Севастополь переходят в руки большевиков, а сам Севастополь начинает именоваться «Кронштадтом Юга». Да, уж…, действительно, «Кронштадт Юга», принявший кровавую «эстафетную палочку» от своих балтийских подельников, которые 3-4 марта 1917 года с патологической жестокостью убили более 200 офицеров флота.

А в это время 17 декабря части Крымского штаба приносят присягу Национальному правительству Крыма в Симферополе.

Зафиксируем ситуацию

Крымский штаб располагал кавалерийской бригадой из двух полков, двумя полевыми батареями, мусульманским батальоном – около 700 человек. А также добровольцами из гимназистов и воинской частью из почти 2 000 русских офицеров.

Курултай крымско-татарского народа располагал 6 тысячами штыков и сабель.

Матросский Военно-революционный комитет располагал основным количеством боевых кораблей ЧФ с экипажами, всей крепостной артиллерией Севастополя, «сухопутными» частями из собственно матросов, разбавленными небольшим количеством рабочих и солдат-пехотинцев, поддержавших большевиков. Преимущество над вооружёнными антибольшевистскими силами всего Крыма в – 7-8 раз!

1 января 1918 года Совета народных комиссаров по флоту было объявлено об отмене звания офицера, ношении орденов, крестов и прочих знаков отличия.

Внутри разложившейся к тому моменту матросской среды дисциплинарно и нравственно, но остающейся при этом технически боеспособным совокупным Черноморским флотом, на большей части кораблей из когда-то спаянных долгом и присягой экипажей складывались совершенно уголовные шайки.

Крым с его особым многонациональным укладом жизни при заметном влиянии на него татарского фактора для матросов Черноморского флота, набранным на службы со всей России далеко от полуострова, был на подсознательном уровне чужим и чуждым. Черноморский флот, не только в среде офицеров, а всего личного состава флота, ощущал себя особой кастой, словно рядом с «туземными аборигенами».

И вот эти «аборигены» позволили себе не согласиться с их матросским большевистским политическим мнением! И большевистский Черноморский флот приступил к захвату власти на полуострове. Рассмотрим только три эпизода, так как формат статьи физически не позволяет охватить всё творившееся в Крыму в «первую» гражданскую войну на полуострове.

9-15 января 1918 года черноморские матросы атакуют… курортную Ялту!

В Ялте, как и в других городах Крыма, номинальная власть принадлежала Совету народных представителей (СНП или Краевое правительство). Ему подчинялись сформированные, в том числе, и по национальному признаку воинские части из крымских татар – так называемые «эскадронцы».

Именно части «эскадронцев» были направлены в Ялту для сохранения в городе порядка и спокойствия.

В ночь на 9 января 1918 года десант матросов с прибывшего из Севастополя миноносца «Гаджибей» вступают в бой с «эскадронцами» и другими крымскими ополченцами, яростно сопротивляющимися напору «гвардейцев революции».

На помощь «Гаджибею» подходят эсминцы «Керчь» и «Фидониси». Большевики вводят в бой против курортной Ялты… гидроавиацию!

Из воспоминаний очевидца событий: «…Здесь, в мирной Ялте, где преобладают приезжие, ищущие отдыха… какой смысл имело это ночное нападение вооружённой банды разбойников на мирно спящий город? Во имя грабежа для нужд большевистского переворота?».

По городу был открыт шквальный артиллерийский огонь корабельной артиллерии – было выпущено СВЫШЕ 700 снарядов! Были разрушены лучшие гостиницы города, много частных домов… 700 снарядов, которые летели в дома простых жителей Ялты – в таких же на тот момент обывателей, как и вы, сейчас читающие эти строки на экранах своих мониторов.

Снаряды, выпущенные большевиками-матросами из корабельных орудий, летели не в береговые батареи Константинополя, не по скоплениям германских или австро-венгерских войск, не в боевые корабли турецкой эскадры.

Они летели в НАРОД.

Жители Ялты пытались спастись в подвалах домов, пытались бежать в горы, спасая себя и своих детей, но «краса и гордость пролетарской революции в бескозырках» расстреливали их корабельной артиллерией.

Отчаянное сопротивление оборонявшихся было сломлено – слишком неравнозначна сила винтовки против мощи корабельного орудия.

И начался разгром города и массовые убийства.

Предоставим слово архивам: «Некоторых совершенно ни в чём невиновных людей они убивали на улицах, на глазах ошеломлённых и оставшихся в городе ялтинцев, и тут же ограбливали трупы. На улице был убит прапорщик Пётр Савченко, вышедший только что из разрушенного снарядами санатория Александра III, где он был на излечении после ранения на фронте… Обворовав труп убитого, матрос приколол штыком убитому на грудь погоны…

…Всего в первые два-три дня по занятии Ялты было умерщвлено до ста офицеров, не принимавших никакого участия в уличных боях с матросами-большевиками, а проживавших в Ялте для укрепления своего здоровья или лечившихся в местных лазаретах и санаториях после фронта…

…Разграблению подвергались гостиницы, санатории, магазины, лавки, склады, частные квартиры…

…Обыскиватели ничем не стеснялись, шарили повсюду, снимали одежду, раздевали женщин. Нет драгоценностей – отнимали деньги, нет денег – отбирали платье, бельё… Награблено добро попадало в распоряжении местного совета большевиков».

Вот такие легализованные грабёж и убийства были устроены большевиками-матросами и их пособниками в Ялте. Это – факты. Кто не знал – пусть узнает. Узнав – осмыслит. Осмыслив – сделает выводы. И про «белых» и про «красных». И про Гражданскую войну. И про примирение.

А заодно вспомнит, как по итогам подписанного большевиками похабного Брестского мира с Германией кайзеровские войска вошли в Крым и оккупировали его к 1 мая 1918 года вместе с Севастополем, «революционным Кронштадтом Юга».

Да вот только «революционные моряки-черноморцы», не сделав по фрицам ни одного корабельного залпа, на части кораблей сначала подняли украинские флаги, а затем… германские.

Другую же часть кораблей Черноморского флота «героически» увели в Новороссийск, где не менее «героически» их и утопили без боя.

Это ИМПЕРАТОРСКИЕ матросы дрались и гибли на «Варяге», Андреевского флага не спустив. А «революционные» матросы этот флаг предали и предпочли драп.

14 января 1918 года к Евпатории из Севастополя подошли два военных корабля Черноморского флота: гидрокрейсер «Румыния» и транспорт «Трувор».

15 января Евпатория подверглась артиллерийскому обстрелу с гидрокрейсера, вслед за которым был высажен десант из 1500 человек, в основном из матросов с небольшим числом рабочих севастопольского порта. На берегу к ним присоединились городские маргиналы – город был захвачен большевиками практически без всякого сопротивления: начались аресты, погромы и резня.

Евпаторийский рейд стал местом жесточайших по своей сатанинской лютости казней.

Предоставим слово архивам: «…Арестованные офицеры со связанными руками были выстроены на борту транспорта «Трувор», и один из матросов ногой сбрасывал их в море, где они тонули. Эта зверская расправа была видна с берега, там стояли родственники, жёны, дети… Всё это плакало, кричало, молило, но матросы только смеялись…

…К открытому люку трюма подходили матросы и по фамилии вызывали на палубу жертву. Вызванного под конвоем проводили через всю палубу… и вели на так называемое «лобное место» (место казни). Тут жертву окружали со всех сторон вооружённые матросы, снимали с жертвы верхнее платье, связывали верёвками руки и ноги и в одном нижнем белье укладывали на палубу, а затее отрезали уши, губы, половой член, а иногда и руки и в таком виде жертву бросали в море

…Двух офицеров сварили в котле машинного отделения, а одного офицера сожгли, заставив при этом другого, его товарища, смотреть на горящий факел, и от этого страшного, мучительного зрелища он сошёл с ума…».

За три дня – 15, 16 и 17 января на транспорте «Трувор» и гидрокрейсере «Румыния» ТАК было убито и утоплено 300 человек.

А в городе были убиты такие, например, «враги народа», как жена инженера Мамай (по первому мужу Крицкая), гимназист Евгений Капшевич, дряхлый по возрасту граф Н.В.Татищев, 40 человек из «зажиточны» семей» и так далее.

Действительно, как точно заметил один историк: «Крыму история отвела мрачную роль – первому открыть ужасающую страницу Гражданской войны – красную страницу массового террора».

Не «белую», а именно «красную».

И Севастополь.

Вторая волна вакханалии севастопольских убийств длилась с 22 по 24 февраля 1918 года. Цифры убитых большевиками-матросами в те дни в Севастополе до сих пор в разных источниках разнятся: от 600 до 800 человек.

Среди зверски убитых, «…в том числе по Флоту, включая уже находившихся(!) в отставке(!) – 6 адмиралов, 5 генералов, 15 штаб- и 42 обер-офицера. Ввиду столь чудовищных профессиональных потерь Черноморский флот прекратил своё фактическое существование в качестве флота, как цельной боевой единицы».

Предоставим слово архивам: «…23 февраля матросы корабля «Борец за свободу» (переименованный линкор «Пантелеймон») наметили ряд действий, вплоть до поголовного истребления буржуазии».

Многие судовые комитеты других кораблей горячо поддержали инициативу матросов с «борца за свободу».

истребления буржуазии

«…Вооружённая толпа матросов и «сочувствующих» им городских маргиналов в 2500-3000 человек, сначала собралась на Каменной пристани, а затем, разбившись на отряды, под лозунгами «Смерть контрреволюции и буржуям!», «Да здравствует Социалистическая революция!» двинулась в город обыскивать, грабить и убивать… В эту ночь матросы умертвили 250 человек».

Убивали всех офицеров, кто им попадался – хоть морских, хоть сухопутных.

Например, у полковника Я.И.Бакадорова при обыске нашли миниатюру Государя, работы его жены – убили на месте.

Тех, кого не убивали на месте, собирали в Морском собрании: «…там были и офицеры, и священники… там были совсем старые, больные старики и совсем молодые… Никто не знал ни арестованных, ни того, за что их арестовали… Матросы убили всех…».

Много убитых было на пристани в Стрелецкой бухте. 40 трупов лежало возле городской больницы прямо на мостовых.

Матросами были убиты, в том числе, купец 1-й гильдии А.Я Гидалевич, широко известный в Севастополе своей просветительско-благотворительной деятельностью; художник М.М.Казас; мещанин Д.А.Побережский, почитатель лейтенанта П.П.Шмидта…

И так далее, и так далее – мартиролог севастопольских мучеников велик:

«…Матросы вытаскивали сидящих в севастопольской тюрьме, брошенных туда ранее, и зверски умерщвляли их не так далеко от тюрьмы, в Карантинной балке. По дороге избивали прикладами, кулаками, кололи штыками. А, уже расстреляв – били трупы ещё и камнями. С убитых снимали верхнее платье, ботинки, кольца, кошельки…

А потом тела складывали на платформы, бросали в автомобили и свозили на Графскую пристань. Матросы не позволяли родственникам похоронить убитых. На барже их вывозили в море и там, привязав груз, топили. Море всё скроет… Но ещё долго, в штормовые дни, трупы прибивало к берегу…»

А утром 24 февраля 1918 года, как пишут очевидцы, «…поражённые жители Севастополя услышали…торжественную музыку(!). Играл оркестр. Матросы шли под знамёнами стройными рядами… Более ужасных минут Севастополь не переживал… Перед этим шествием торжествующих убийцы, перед этими радостно громкими звуками победного(!) марша померкли ужасы ночи и заглохли выстрелы расстрелов…».

Так «примирению» между кем и кем будет стоять памятник на берегу Карантинной бухты в Севастополе?

Может быть, между женой и дочерью офицера Выграна, начальника гарнизона Евпатории, нашедшими на песчаном берегу моря тело их мужа и отца и опознанного ими не по лицу, которое было обезображено, а по родимому пятну на груди и товарищем Лениным, ещё в 1901 году заявившим, что «…Мы (большевики – прим.) никогда не отказывались и не можем отказаться от террора»!?

Или 700 человек, зверски убитых в Симферополе большевиками, должны «в памятнике примириться» с вдохновителями и исполнителями их убийств палачами?!

Нынешние «большевики» и им сочувствующие громко кричат о том, что этот памятник, якобы, является памятником белогвардейцам; что этот памятник является принижением достижений власти большевиков; что этот памятник необходим только недорезанным буржуям – и прочий стандартный набор штампов из большевистской пропаганды.

Успокойтесь, граждане «красные». «Белым» это уродливое «примирение» НИКАК не нужно. От слова вообще.

Потому что, как и в 1917-1922 годах, они не собирались примиряться с садистами, убийцами и разрушителя 1000-летней Русской Православной Империи, так не стали бы этого делать и в 2020 году. Потому что власть в государстве, построенная на вере, сильнее власти, построенной на крови.

Русская монархическая государственность собрала в единое целое одну шестую часть земной поверхности, на вере в Бога простояла сотни лет и пала в бою. Большевистская государственность на «крови интернационала» устояла всего 67 лет и рухнула в 1991 году сама, сгнив изнутри и потеряв территории. Это – факт. Так что, «красные», если с кем вам и примиряться, то только с Богом.

В надежде, что он простит. Молитесь…

Современная Россия сегодня возрождается не на кумачовых портянках с лозунгом «Даёшь мировую революцию!», а на колокольном звоне над золотыми куполами православных храмов.

Так что «белые» никакого отношения к фарсу «примирения» памятником в Севастополе не имеют: ни те, кто пали в боях на фронтах Гражданской войны или были замучены большевиками просто так, ни их потомки, живущие не только заграницей, но и в современной России.

Но коль скоро у нас демократия, то «господа» из Российского военно-исторического общества, как и «товарищи» из департамента архитектуры и градостроительства г. Севастополя – дружно взявшись за руки – в своём праве водить хороводы вокруг «золотой бабы» на берегу Карантинной бухты. Но не в их праве примирять.

Только одно любопытно в этом балагане с памятником, а именно: под звуки какого гимна будут водиться хороводы: под «Боже, Царя храни» или под «Интернационал»?

Мнение авторов и спикеров может не совпадать с позицией редакции. Позиция редакции может быть озвучена только главным редактором или, в крайнем случае, лицом, которое главный редактор уполномочил специально и публично.


 
 

Встройте "ИНФОРМЕР" в свой информационный поток, если хотите получать оперативные комментарии и новости:

Подпишитесь на наш канал в Яндекс.Дзен
Добавьте "ИНФОРМЕР" в свои источники в Яндекс.Новости или News.Google
Также будем рады вам в наших сообществах во ВКонтакте, Фейсбуке, Твиттере, Одноклассниках



18461