18.02.2024 09:22
20719

Севастопольская легенда

Как создавалась легендарная севастопольская песня «Заветный камень»Душа народа во многом проявляется в песнях, отражающих и аккумулирующих в себе все нюансы и факты эпической, драматической и великой истории нашей Родины.

Авторство многих песен утеряно и они, в этом смысле, так и именуются – народными.

Другие же песни имеют авторство, но порой настолько точны в отражении чувств и эмоций людей, как говорится – «берут за душу», что многие не задумываются о том, кто их сочинил, априори считая для себя народными.

3 июля 1942 года по радио, а 4 июля 1942 года на страницах газеты «Правда» Совинформбюро опубликовало, что по приказу Верховного Командования Красной Армии советские войска оставили город Севастополь…

В сообщении Совинформбюро говорилось: «Военное и политическое значение Севастопольской обороны в Отечественной войне советского народа огромно. Сковывая большое количество немецко-румынских войск, защитники города спутали и расстроили планы немецкого командования. Железная стойкость севастопольцев явилась одной из важнейших причин, сорвавших пресловутое «весеннее наступление» немцев. Подвиг севастопольцев, их беззаветное мужество, самоотверженность, ярость в борьбе с врагом будут жить в веках, их увенчает бессмертная слава».

Каждый из бойцов и командиров, тот, кто смог вырваться из истекающего кровью Севастополя в трагическом июле 1942 года, и тот, кто не смог этого сделать и прошёл затем ад гитлеровских концентрационных лагерей, ни секунды, даже в самые трагические моменты противостояния гитлеровским полчищам, не сомневался в том, что он обязательно вернётся сюда, в освобождённый от коричневой чумы белоснежный город.
Или живой, или своей душой в криках чаек над морем и скалами севастопольских бухт…
Вернётся в памяти благодарных потомков за беспримерный подвиг, проявленный каждым защитником города при его 250-дневной обороне…
Прошли десятки лет, выросли новые поколения, но кто в России не знает песни «Заветный камень»? Если же вдруг(!), такие имеются, тогда по ссылке ниже они смогут познакомиться с этой песней:

Слушая, трудно сдерживать эмоции – Великая песня и Великое исполнение. Мурашки по коже и слёзы на глазах…

Леонид Осипович Утёсов, которому в своё время довелось быть одним из первых исполнителей этой песни, сказал абсолютно точно: «Есть у нас Царь-пушка, есть Царь-колокол и есть у нас Царь-песня – «Заветный камень».

Всё в мире имеет свою, порой легендарную, предысторию, а следом, историю реальную.

Предыстория создания этой песни, долгие годы считавшейся официальной, если можно так выразиться, выглядит так.
В 1943 году в газете «Красный флот» была опубликована заметка писателя Леонида Соловьёва, где в частности, со слов боцмана Прохора Матвеевича Васюкова, говорилось: «Уже пятый день плыла по Чёрному морю одинокая шлюпка, держа курс на Туапсе. В шлюпке было четверо, все – моряки-севастопольцы. Один из них умирал, трое угрюмо молчали. Верные святой заповеди морской дружбы, они не оставили своего тяжело раненого товарища на берегу, забрали с собой. Когда его поднимали там, в Севастополе (это было близ памятника Погибшим кораблям), он зажал в руке серый небольшой камень, отбитый снарядом от гранитного парапета набережной.

Покидая Севастополь, моряк поклялся возвратиться в этот город и положить камень на место. Чувствуя, что ему не суждено это сделать, черноморец передал заветный осколок гранита своим боевым товарищам с наказом: непременно вернуть его в Севастополь.

Так и передавали моряки-севастопольцы эту драгоценную реликвию друг другу. От них она попала к воинам других родов войск, и каждый клялся выполнить завет неизвестного моряка-севастопольца – вернуть севастопольский камень на родную землю».

Так сложилось, что именно данную заметку считают тем ключевым моментом, который произвёл особо сильное впечатление на композитора Бориса Андреевича Мокроусова и поэта Александра Алексеевича Жарова (на фото ниже) – оба они воевали в Севастополе. Фото авторов песни «Заветный камень»Фото авторов песни «Заветный камень»

Хорошо зная друг друга они, буквально, творчески загорелись в стремлении написать песню на этот сюжет. И долгое время считалось, что именно эта версия событий соответствовала реальности, черпая вдохновение в которой и была написана песня.

Первоначально песню носила название «Камень Севастополя», и текст её слов, как баллада, был опубликован на всесоюзную аудиторию в газете «Красная звезда» 11 января 1944 года. Но уже в мае 1944 года в освобождённом Севастополе она прозвучала как «Заветный камень».

Однако предыстория, то есть события, лёгшие в сюжет песни, выглядят совершенно иначе, чем бытующая до сих пор «официальная версия», изложенная в рассказе Л. Соловьёва.

В 2014 году и Санкт-Петербурге была издана небольшая книга в мягкой обложке под названием «Дневник севастопольского сапёра». В данную книгу вошли, в том числе, и записи военной поры 1941-1942 годов, сделанные капитан-лейтенантом Михаилом Яковлевичем Халеевым (на фото ниже), прошедшим всю оборону Севастополя вплоть до её трагической развязки. На фотографии М. Я. Халеев, август 1941 года

На фотографии М. Я. Халеев, август 1941 года

А ведь вести дневники на фронте в годы Великой Отечественной войны в Красной армии было категорически запрещено – вплоть до трибунала! В основном, по причине сохранения оперативной и стратегической военной тайны в случае попадания дневника в руки врага. Как удалось Михаилу Яковлевичу прятать от чужих глаз вопреки приказам и вынести тетрадку в красном коленкоровом переплёте со страницами, исписанными химическим карандашом, из огня последних дней обороны Севастополя и сохранять её всё последующее время – известно только ему и Богу.

Потому что, вопреки вычурности фразы «рукописи не горят», на самом деле они очень даже как горят! Но эта – не сгорела. Словно Господь хранил и автора, и записи, сделанные им.

Все, кто занимается историей обороной Севастополя 1941-42 годов профессионально или по зову сердца, найдут в дневнике Халеева много интереснейших нюансов и подробностей той страшной, кровавой и героической поры.

Здесь необходимо особо подчеркнуть – о событиях последних дней обороны города известно очень мало. До сих пор полной и исчерпывающей информационной картины происходившего тогда – нет. Практически не осталось бригадных, дивизионных, полковых, ротных, батарейных и т.д. документов частей Приморской Армии и Береговой обороны города периода последних дней июня и начала июля 1942 года.
Немецкие же источники, в силу их всенепременной предвзятости относительно «подачи» событий исключительно в стремлении максимальной героизации «самих себя», не могут быть истиной в последней инстанции.

Поэтому значение подобной рукописи о тех днях, написанной Халеевым – именно рукописи!.., с фиксацией событий и обстоятельств сразу по факту, а не по воспоминаниям о них по прошествии многих лет – трудно переоценить!

Думается, что кроме выполненного до конца воинского долга на протяжении всей войны, за что Халеев награжден тремя орденами Красного Знамени, двумя орденами Красной Звезды, орденом Отечественной войны II степени, медалями, Михаил Яковлевич проявил героизм, если можно так выразиться, ещё и документально-исторический.
Для истории Севастополя – вне всякого сомнения! Михаил Яковлевич прожил долгую жизнь и умер в 2003 году в возрасте 90 лет. «Дневники…» были изданы усилиями его родственников – за что им огромное спасибо!

А теперь вернёмся, собственно, к песне «Заветный камень». И дадим слово непосредственно самому М. Я. Халееву – совершенно не хочется пересказывать своими словами то, что он исчерпывающе изложил сам:

«Только в ночь с 29 на 30 июня, оказавшись в Казачьей бухте, около полуночи я услышал шум работы двигателя типа «Болиндер»… Сблизившись со звуком работавшего двигателя и окликнув входивших известным на флоте «На катере!», я в ответ услышал знакомый голос председателя рыболовецкого колхоза «Рыбаккоммуна» Ивана Евстафьевича Евтушенко… У него на борту бота было четверо человек: братья Щербины и ещё двое, фамилии которых я не помню. Видя наше безвыходное положение, они взяли нас на борт. Специально изучая театр, я знал много приметных мест на побережье не только Крыма, но и всего Чёрного моря и все основные его измерения. Вследствие этого повезло мне и моим спутникам: командиру подрывной команды старшему лейтенанту Ивану Никаноровичу Погоневу и моему ординарцу матросу Василию Яковлевичу Ткачу в том, что мы встретили надёжный мореходный бот, а рыбакам в том, что они встретили необходимого им человека. Иван Евстафьевич заходил в Казачью бухту в надежде найти свою дочь, с которой он условился встретиться здесь.

Сказав вслух: «Прощай, доченька!», Евтушенко согласился уходить…

В связи с тем, что уже наступал рассвет и уйти далеко в море от мыса Херсонес за промежуток ещё тёмного времени суток мы не смогли бы, я предложил где-то в районе Фиолента отстояться в течение светлого времени дня, а с наступлением тёмного времени в ночь на 1 июля уходить. Уже в светлое время в поисках надёжного укрытия под скалистым берегом наш бот был дважды обстрелян из пулемётов: первый раз с «МЕ-210 (был такой у противника двухмоторный многоцелевой истребитель), а второй раз с вездесущего в той обстановке «Мессершмитта-109». К счастью, оба раза безрезультатно.

Найдя укромный гротик, наполовину укрыли в нём наш бот и стали ждать наступления тёмного времени. Видимо, этим гротиком когда-то пользовались. Так как в отвесную скалу ракушечника был вбит надёжный костыль, за который мы и удерживались, предохраняя бот от ударов о скалу.

Ракушечник – материал непрочный, и мне не представило труда отделить его кусок величиной с хороший кулак. Показав этот кусок всем на боте, я пообещал им по возвращении в Севастополь обязательно оказаться здесь и бетоном прилепить его на то место, откуда оторвал. Всем это понравилось, а меня ещё раз убедило в высоких патриотических чувствах нашего народа.

Я не буду писать о том, как этот камень в моей полевой сумке благополучно пересёк Чёрное море… В общем, со всеми путевыми перипетиями этот невзрачный на вид камень водой Чёрного моря доплыл до Батуми, потом по суше до Баку, затем опять водой по Каспийскому морю до Астрахани, а из Астрахани опять посуху до Тамбова в дом моего отца.

Однако вернёмся к моменту нашего прихода в Батуми. Оказавшись на Большой Земле, так все защитники Севастополя называли кавказский берег Чёрного моря, при встречах с сослуживцами и друзьями, среди которых прошёл слух о том, что в самые последние дни обороны я погиб, я, конечно, в разговорах показывал этот камень и говорил о своём обязательстве вернуть его на исконное место.

Показал я его и во время своего отчётного доклада о деятельности отдела (Минно-торпедного отдела Севастопольского оборонительного района в период обороны Севастополя в 1941-42гг., – прим.) в обороне всему командному составу минно-торпедного отдела Флота.

Короче говоря, о том, что кусочек опалённой войной земли Севастополя доставлен на Большую Землю и будет возвращён на его место, знали, но я не делал из этого никакой помпезности, полагая, что я не один такой…

Всем ушедшим из Севастополя в последние дни обороны и дошедшим до кавказских берегов Военным Советом или лично командующим Флотом, я уж не знаю, был дан месячный отпуск, и их разместили в действующие санатории… Я свою семью – беременную жену и сына – в первую неделю войны отправил из Севастополя в Тамбов, где жила вся моя родня. Обратившись с ходатайством провести отпуск не в санатории, а на родине в Тамбове, прямо скажу, к моей большой радости такое разрешение получил. В телеграмме моему командованию в Поти, подписанной командующим Флотом вице-адмиралом Ф.С.Октябрьским, было сказано: «…капитан-лейтенанту Халееву разрешён краткосрочный отпуск тридцать суток плюс дорога с правом выезда за пределы Флота».

Так я оказался вместе с камнем из Севастополя в Тамбове. Как уже после моего возвращения выяснилось, в то время на флоте собирал материал для своего творчества уже тогда хорошо известный поэт А.Жаров. Не знаю, как до него дошли слухи о моём поступке, но как мне рассказали после моего возвращения из отпуска сослуживцы, он настойчиво искал встречи со мной на флоте, а я в то время ловил под Тамбовом карасей.

Наша с ним встреча не состоялась, и камня он этого не видел, однако этот поступок вдохновил его на написание замечательных стихов, ставших впоследствии очень популярной песней.

Я не литературовед и не литературный критик и вряд ли что-либо путное смогу написать о художественных достоинствах его стихов, но мне они представляются глубоко патриотичными, и, опубликованные в 1943 году, а это была середина войны, безусловно, сыграли свою роль в подъёме морального духа личного состава не только на флоте, а и в армии и в нарде вообще.

Поэт, конечно, знал, что этот камень приплыл на Большую Землю не в вещевом мешке матроса, а в полевой сумке капитан-лейтенанта. Знал, конечно, и о том, что владелец камня не умер в шлюпке с посиневшей рукой, а жив и здоров. Известно ему, очевидно, было и то, что под Севастополем нет гранита… Но на то, как говорится, настоящий поэт отмечен божьим даром, чтобы уметь представить в стихах случай, как незаурядное событие. Спасибо ему за это!»…

Текст песни «Заветный камень»

Текст песни «Заветный камень»

Вот такая настоящая предыстория создания Царь-песни, о которой до 2014 года не было ничего известно широкой общественности, как российской, так и севастопольской.

И в завершении хочется привести ещё одни слова М. Я. Халеева из его дневника, датированные 12 мая 1942 года, которые в полной мере отражают то, какие люди в массе своей защищали наш Город-Герой Севастополь и нашу Отчизну в годы Великой Отечественной войны:

«Если меня убьют в Севастополе… смерть моя от личного состава должна потребовать жестокого мщения врагам нашим, немцам.

Моей дорогой жене Нине напишите письмо с моей просьбой беречь себя, ибо в этом случае на неё обязанности будет двое моих детей…

Сын мой Вячеслав должен стать моряком, и учить его в морском училище, которое закончил я…».

Источники фотографий:

https://ic.pics.livejournal.com/nikonova_alina/77369836/2965548/2965548_original.jpg;

https://shareslide.ru/img/thumbs/a0f52f1166645653852e421b28d15072-800x.jpg;

https://museum.goz.ru/upload/iblock/def/j3c60g6cw3lam2lzn869c5pj4dn0y20t.jpg;

https://tekstovoi.ru/card/50687830_86151024p537037276_text_pesni_zavetnyj_kamen.jpg.

Подписывайтесь на наш телеграм-канал «INFORMER», чтобы быть в курсе всех новостей и событий!